Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Интервью директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России М.И.Ульянова газете «Коммерсант»

31марта 2016 г.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать заявление Бена Родса о самоизоляции России?

Ответ: Такая оценка звучит довольно странно даже с формальной точки зрения. Ведь на саммите в Вашингтоне собралось немногим более 50 стран. Остальные приглашены не были, хотя у многих из них имеются объекты ядерной энергетики и ядерные материалы. Обоснованием такой избирательной рассылки приглашений американцы никогда себя не утруждали, а когда им задавались вопросы на этот счет, уходили от ответа. Так что Россия если и оказалась изолирована, то вместе с полутора сотней других государств. С той лишь разницей, что, в отличие от других, приглашение мы получили.

Вопрос: А если говорить по сути?

Ответ: Тогда возникает еще больше вопросов. Россия имеет заслуженную репутацию одного из ключевых государств в международных усилиях по укреплению физической ядерной безопасности (ФЯБ), включая физзащиту ядерных объектов и материалов. Достаточно сказать, что мы вместе с США сопредседательствуем в Глобальной инициативе по борьбе с актами ядерного терроризма (ГИБАЯТ), которую совместно выдвинули в 2006 году. В рамках этого неформального объединения, насчитывающего уже около 100 стран, мы вместе с американцами во многом определяем основные направления международных усилий по укреплению ФЯБ. Так о какой изоляции здесь может идти речь? Кроме того, мы самым активным образом участвуем в рассмотрении проблематики ФЯБ в рамках Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), весьма существенно влияем на разрабатываемые в его рамках рекомендации, которыми зачастую руководствуются государства-члены агентства. В свете этого будет, думается, вполне правомерно сказать, что американские оценки необъективны и продиктованы больше эмоциями, чем реальным положением дел.

Вопрос: Эмоциями?

Ответ: Вашингтон, видимо, задело то, что Россия, являющаяся одним из мировых лидеров в области мирной ядерной энергетики, не сочла возможным принять приглашение на проходящий в американской столице саммит.

Вопрос: А у России на то были основания?

Ответ: Во-первых, мы считаем, что политическая повестка дня подобных мероприятий, требующая непосредственного участия лидеров государств, была полностью исчерпана в ходе предыдущих встреч на высшем уровне, состоявшихся в 2010, 2012 и 2014 годах. Теперь надо просто вести кропотливую работу на экспертном уровне, прежде всего в рамках МАГАТЭ.

Во-вторых, американские организаторы саммита сами подтолкнули нас к негативному решению, когда, ни с кем не посоветовавшись, кардинально изменили правила подготовительной работы. Они приняли решение о создании пяти рабочих групп, предложив каждому приглашенному государству выбрать одну из них. Возможность участия в других группах первоначально не предусматривалась. Только США, Южная Корея и Нидерланды как страны—хозяйки предыдущих подобных мероприятий имели возможность в полном объеме отслеживать и влиять на ход подготовительной работы во всех рабочих группах. Результаты деятельности этих групп теперь представлены саммиту на утверждение. Но мы не можем одобрять, тем более на высшем уровне, документы, которые разрабатывались без нашего участия. Американцы, кстати, на каком-то этапе частично признали допущенную ошибку, несколько расширив приглашенным странам возможность отслеживать процесс подготовки, но сделали это в недостаточном объеме и слишком поздно.

В-третьих, нас не устроило еще и то обстоятельство, что упомянутые рабочие группы были призваны разработать некие планы действий в области ФЯБ для МАГАТЭ, ООН, ГИБАЯТ, Интерпола и Глобального партнерства. Затея сомнительная с учетом того, что круг участников вашингтонского саммита довольно ограничен. Для тех, кто в Вашингтон почему-то приглашен не был, это может смотреться как попытка относительно небольшой группы стран навязывать международным структурам с гораздо более широким членским составом свою повестку дня. Это по меньшей мере не очень демократично и не соответствует нормальной международной практике. Такими вещами должны заниматься сами международные организации с участием всех своих членов без навязчивых подсказок извне.

Вопрос: Если через два года вновь где-нибудь состоится такой саммит, Россия примет в нем участие?

Ответ: Нынешний саммит в Вашингтоне, судя по всему, последний. Но работа в области ФЯБ продолжится при центральной роли МАГАТЭ. Россия, признавая чрезвычайную актуальность этой проблематики, будет и дальше принимать в ней самое активное участие, вопреки звучащим из-за океана сентенциям по поводу «самоизоляции».