Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

2 июня 2016 года

О развитии ситуации в Сирии

Констатируем, что в Сирии сохраняется значительный уровень напряженности. Тем не менее, режим прекращения боевых действий (РПБД) в целом поддерживается. Продолжаются активные российско-американские контакты с целью его укрепления. Главная задача – добиться размежевания между вооруженными формированиями, которые соблюдают РПБД, и террористическими группировками – т.е. разведения, которое должно было произойти достаточно давно, но пока не происходит. Если вы следите за российско-американскими контактами, в т.ч. телефонными переговорами Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова и Госсекретаря США Дж.Керри, то можете вспомнить, что эта проблематика российской стороной ставится на регулярной основе. Это является залогом успешного продвижения вперед. Не менее важно при этом обеспечить закрытие турецко-сирийской границы для незаконных поставок оружия и трафика боевиков, регулярно пополняющих ряды террористов.

Внимательно следим за развитием обстановки к северу от Алеппо, где в результате наступления ИГИЛ оказался разрезан надвое анклав, контролируемый различными отрядами антиправительственных сил. На помощь жителям г.Мареа, взятого террористами в осаду, пришли курдские ополченцы, которые обеспечили эвакуацию раненых и местных жителей, пожелавших покинуть это место. Шокировали распространенные рядом СМИ кадры, снятые в местах боев между игиловцами и противостоящими им т.н. «умеренными», главным образом из группировки «Ахрар Аш-Шам». Тот, кто видел эти кадры, может сделать соответствующий вывод относительно того, что действительно представляет собой «умеренная» оппозиция, в «умеренности» которой нас так долго убеждали. В частности, вы могли видеть фото улыбающихся боевиков из «Ахрар Аш-Шам», которые демонстрировали только что отрезанные головы боевиков ИГИЛ. Одни других стоят – игиловцы стоят «умеренных» оппозиционеров, которые никакие не «умеренные», а настоящие боевики.

В последние дни курдские ополченцы, приостановив лобовое продвижение в направлении неофициальной столицы ИГИЛ города Ракки, предприняли неожиданный обходной маневр, двинувшись одновременно к югу вдоль восточного берега реки Евфрат и к северу на г.Менбидж – вдоль западного берега. В случае успеха этих действий наступающие сумеют перерезать основные дороги, связывающие Ракку с ним из участков турецкой границы.

С сожалением приходиться констатировать, что ангажированные СМИ по-прежнему не могут объективно взглянуть на ситуацию, в истеричном плане используют проблематику гуманитарных поставок в регион. Как мы понимаем, пытаются тем самым обвинять сирийскую и российскую авиацию в ударах по госпиталям и жилым кварталам Идлиба и Алеппо, в гибели мирных жителей. По сути, их основная цель – попытка защитить от разгрома террористов «Джабхат ан-Нусры», которые продолжают руководить рядами антиправительственных сил, прячась за спинами других группировок и выставляя в качестве «живого щита», не гнушаясь и используя для этого мирных сирийцев. На западе провинции Алеппо они, в частности, действуют под прикрытием руководимой ими коалиции «Джейш Аль-Муджахедин». «Нусровцы» возобновили интенсивные артобстрелы курдского района Шейх Максуд в городе Алеппо. Можно сделать определенный вывод и сказать, что эта порочная смычка должна быть как можно скорее разорвана. Вновь призываем к активизации широкого международного взаимодействия в борьбе с терроризмом в Сирии, включая «Джабхат ан-Нусру». Больше нет времени и возможностей для того, чтобы называть боевиков «умеренной» оппозицией.

В контексте политического урегулирования сирийского кризиса не прошел незамеченным «спектакль» с мнимой отставкой 29 мая «главного переговорщика» т.н. «Высшего комитета по переговорам» (ВКП) сирийской оппозиции, приложившего максимум усилий по саботированию хрупкого процесса межсирийского диалога в Женеве под эгидой ООН. М.Аллюш, представляющий в ВКП радикальную группировку «Джейш аль-Ислам», заявил, что уходит в знак протеста против нежелания международного сообщества «почувствовать важность прекращения кровопролития в Сирии». У этих людей, в частности у него, хватает наглости делать такие заявления. Таким образом, этот экстремист сделал соответствующую заявку о себе как о представителе «гуманистических идей». Напомню, что именно «Джейш Аль-Ислам» несет ответственность за большинство неизбирательных ракетно-минометных обстрелов Дамаска, жертвами которых становятся гражданские лица, включая женщин и несовершеннолетних. В этом случае «гуманистический взгляд» опускается и собственные действия не замечаются. Именно эта группировка в союзе с прочими джихадистами устраивала показательные расправы над христианами и алавитами, а также неоднократно обстреливала из минометов Посольство России в Сирии. Как позже выяснилось, М.Аллюш так и не вышел из состава ВКП и намерен далее продолжать участие в работе делегации Комитета в Женеве, но не в качестве «главного переговорщика».

По нашему глубокому убеждению, политический переговорный путь является единственным, именно он открывает возможность преодоления внутреннего конфликта в Сирии. Это наша принципиальная оценка, от которой мы не отходим. Этот процесс требует серьезного и конструктивного отношения со стороны всех его участников. Попытки превращать «женевскую площадку» в сцену для какого-то «дешевого самопиара» рассматриваем как неуважение к международному сообществу. Очень много сил и возможностей, в т.ч. материальных было положено для того, чтобы запустить мирный процесс. Но важнее всего, конечно, жизни людей, которые продолжают погибать в связи с тем, что личные амбиции ряда представителей оппозиции доминируют не столько над политическими процессами, сколько над здравым смыслом. Такие действия недопустимы, должны и будут пресекаться.

Из ответов на вопросы СМИ:

Вопрос: 31 мая глава МИД Азербайджана Э.М.Мамедъяров подтвердил, что в июне планируется встреча по нагорно-карабахскому урегулированию. Вчера сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Дж.Уорлик заявил, что сопредседатели ждут встречи президентов Азербайджана и Армении в июне. Сегодня Министр иностранных дел Армении Э.А.Налбандян встречается с сопредседателями в Париже. Что МИД России может сказать о перспективах июньской встречи, президентов двух государств? Когда примерно может состояться встреча, и какие задачи будут стоять в центре внимания? Некоторое время назад глава МИД Армении Э.А.Налбандян заявил, что целью переговоров будет разработка новых направлений и принципов урегулирования. Утверждены ли уже какие-то документы в этой связи?

Ответ: К сожалению, не смогу Вам ответить так же подробно, как Вы спрашивали. Могу только сказать, что соответствующая договоренность о подобной встрече была достигнута 16 мая в Вене. Что касается возможности и точной даты ее проведения, то об этом должны договориться стороны. После согласования возможности, деталей, дат, времени проведения и параметров такой встречи мы рассчитываем, что ими будет сделано соответствующее заявление. Пока это вся информация.

Вопрос: Насколько реальной становится перспектива ведения двумя странами совместных военных действий в Сирии на фоне постоянных переговоров глав внешнеполитических ведомств России и США?


Ответ
: Это была не просто российская инициатива. Мы полагали чрезвычайно важным начать координацию действий с США, которые со своей стороны возглавляют коалицию, и начать диалог между военными. Наша позиция в данном случае была абсолютно четкой и ясной. Мы говорили о том, что именно сопряжение действий по линии военных может привести к соответствующим результатам и дальнейшему продвижению. Как вы знаете, сначала США не отреагировали на эту идею. Потом постепенно, в том числе из-за ситуации «на земле» и исходя из переговорного процесса, пришло осознание необходимости такой координации. Сейчас, как известно, действует совместный центр по координации на ооновской площадке в Женеве, осуществляются контакты между военными, хотя на различных уровнях периодически у американских коллег проскальзывает «самоотрицание», то есть отрицание проводимой ими работы. Мы понимаем, почему это происходит – получается не очень красиво, отговаривая всех от взаимодействия с Россией, взаимодействовать с ней самим. Видимо, интересы в данном случае сирийского урегулирования и решения сирийского вопроса стали выше, чем санкционные и изолистические амбиции США, поэтому взаимодействие ведется. Конечно, оно могло бы проводиться более интенсивно и продуктивно. Мы к этому готовы. Не было ни одного раза, когда мы отказывались бы от координации действий, предоставления какой-либо информации нашим американским коллегам. Повторю, мы полагаем, что эта работа может быть намного шире и, соответственно, намного эффективнее не для наших двух стран, а для процесса мирного урегулирования в Сирии.

Повторю, мы инициировали эту работу, ведем ее и открыты к ней в дальнейшем.

Вопрос: Вчера Министерство финансов США заявило о своей обеспокоенности относительно отмывания средств в КНДР и ввело дополнительные ограничения в финансовой системе. Вы уже упомянули о российском Центробанке, который выпустил циркуляр по обеспечению мер, упомянутых в резолюции. Какова позиция России относительно дополнительных ограничений?

Ответ
: Мы занимаем четкую позицию относительно выработки СБ ООН коллективных мер воздействия на то или иное государство как необходимость решения какой-то проблемы либо стимулирования какого-то процесса, или наоборот недопущения развития каких-то негативных сценариев. Совет Безопасности – это то самое место, где принимаются коллективные решения. Почему важен коллективный показатель? Потому, что это зона компромисса, возможность поиска компромисса, когда доминировала бы не одна точка зрения, и преобладали бы интересы не одной стороны, а взвешенная оценка, которая реально позволяла бы решать проблему, а не использовать ее в личностных и единоличных интересах того или иного государства. Для этого и есть СБ ООН и соответствующие структуры, которые принимают санкции в отношении государств. Эти санкции законные и мы их принимаем. Если они приняты, то мы их воспринимаем и выполняем. Любые другие односторонние действия, которые предпринимаются в данном случае, полагаем не соответствующими международному праву. Для этого велась работа в СБ ООН. Никто не мешал ставить какие-то дополнительные вопросы и обозначать их. Все, что принимается в обход СБ ООН, конечно, не может рассматриваться в качестве международно-правового инструментария.