Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

31 августа 2016 года


Из ответов на вопросы:


Вопрос: По итогам российско-американских переговоров в Женеве по Сирии в каких областях стороны договорились и где их позиции еще расходятся?

Ответ: Конечно, есть конкретные результаты. О них рассказали в ходе пресс-конференции главы внешнеполитических ведомств России и США. Подробным образом о своем участии в переговорном процессе проинформировал специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура. Есть и конкретные наработки. Естественно, это переговорный процесс, я не могу все озвучивать и говорить о деталях переговоров, но могу с вами поделиться двумя моментами.

Что касается позитива, то, конечно, пошла активизация контактов наших экспертов. До этого наблюдалось определенное замедление этих контактов не по российской вине, а, к сожалению, по инициативе американской стороны (хотя в данном случае хотелось бы, чтобы инициатива касалась как раз какого-то ускорения и интенсификации переговорного процесса). Мы констатировали, что контакты между нашими экспертами замедлились. Конечно, переговоры в Женеве придали этому процессу новый импульс. Они вновь восстановились, возобновились в том объеме, который действительно полезен и может привнести динамику в процесс в целом. Это из позитива.

Самая главная задача, которая сейчас должна быть решена, но она, к сожалению не решается – это вопрос размежевания террористов и оппозиции: за спинами либо террористов, либо оппозиционеров не должны прятаться соответственно оппозиционеры или террористы. Должно быть четкое понимание (и это наша глобальная позиция), что заигрывание с террористами невозможно и недопустимо. Это противоречит международному праву. В данной ситуации стоит учесть, что все документы, которые принимались по линии Международной группы поддержки Сирии (МГПС), не только прошли соответствующую экспертную оценку, но и были одобрены Советом Безопасности ООН, что именно международное сообщество настоятельно призывало к выработке плана урегулирования внутрисирийского конфликта. Основу этих документов как раз и составляет призыв к соответствующим сторонам в кратчайшие сроки и максимально эффективно предпринять все усилия для того, чтобы отделить террористов и оппозиционеров. Призыв как можно скорее отказаться от каких-либо вооруженных действий, включиться в переговорный процесс, в первую очередь, был обращен к самим оппозиционерам. Вы прекрасно помните, с каким энтузиазмом члены МГПС принялись за выполнение этих документов.

К сожалению, до сих пор, несмотря на все заверения американской стороны о том, что для них это не составит большого труда, и, как я уже говорила, их экспертам понадобится всего две недели, чтобы размежевать террористов от оппозиционеров, «воз и ныне там». А это значит, что нет необходимого элемента для реализации всего пакета принятых по линии МГПС и Совета Безопасности ООН документов. Невозможно приступить к полноформатному уничтожению террористов пока, в частности, ряд государств, говоря о том, что в их рядах находятся умеренные оппозиционеры, не могут или не хотят употребить своего влияния, чтобы вывести этих «оппозиционеров» из рядов террористических групп. Это основная проблема, с которой до сих пор приходится работать. Вы уже читали и слышали о российских оценках этой ситуации. Об этом неоднократно говорил Министр иностранных дел России С.В.Лавров, другие представители российского руководства, эксперты давали этому оценку. Это краеугольный камень, это та проблема, с которой, к сожалению, до сих пор приходится иметь дело, и самое главное, тратить на нее большое количество переговорных усилий и времени. Мы теряем драгоценное время. Но еще раз хочу сказать, что мы работаем по всем трекам, готовы к взаимодействию. Как вы знаете, мы открыто озвучиваем имеющиеся проблемные вопросы и объясняем, почему считаем принципиально важным их преодолеть.

Вопрос: Сегодня гражданин России С.Миронов, задержанный в Армении по запросу США должен был вернуться с семьей в Россию. Принимал ли МИД России участие по дипканалам в освобождении россиянина? Как ведомство оценивает сам факт задержания С.Миронова по американскому запросу?

Ответ
: Учитывая, что речь шла о российском гражданине, который находился за рубежом, Министерство иностранных дел России по линии своих дипломатических представительств принимало активное участие в судьбе нашего соотечественника.

Что касается в целом оценки происходящего, то мы неоднократно говорили, что США «охотятся» на российских граждан. Мы уже предупреждали россиян о том, что действительно можно назвать «охотой» за нашими соотечественниками со стороны Вашингтона и соответствующих силовых структур США. Мы полагаем это частью антироссийской кампании. Подобными действиями со стороны США нарушаются все мыслимые международно-правовые нормы. Еще раз повторю, это все не только не содействует нормализации отношений между двумя странами, о необходимости которой мы слышим от ряда представительств США, но и идет в разрез с базовыми принципами взаимодействия и сосуществования государств. Есть четкие международно-правовые механизмы и процедуры. Все, что мы сейчас видим, слышим и наблюдаем со стороны Вашингтона - это часть глобальной антироссийской кампании мщения и реализации каких-то нереализованных амбиций. Рассматриваем эту «охоту» на российских граждан как часть этой кампании.

Вопрос: Хотел бы обратить Ваше внимание на комментарий Постоянного представителя США при ООН С.Пауэр, которая в минувший вторник заявила, что Вашингтон в ближайшее время ожидает от членов Совета Безопасности ООН принятия резолюции по Сирии. Основанием для такой резолюции должен стать доклад ОЗХО. По сообщениям американских СМИ, С.Пауэр, в частности, имела в виду варианты резолюции образца 2013 г., некоторые из которых предполагали принятие мер по главе VII Устава ООН. Речь там идет о возможных самых жестких мерах в отношении нарушителей, в том числе, о силовом вмешательстве. Как мы помним, в 2013 г. обошлось без жестких вариантов резолюции. Многих удовлетворил результат по выводу химоружия, признание Дамаском наличия химического оружия и готовность его полностью ликвидировать. Почему сейчас наблюдатели, которые должны были сосредоточиться на проблеме появления химоружия у террористических группировок, вновь заговорили о возможном наличии боеприпасов у Дамаска? По какой причине сейчас вновь обсуждается силовой вариант решения данной проблемы?

Ответ
: Г-же С.Пауэр всегда отвечает Постоянный представитель России при ООН В.И.Чуркин и делает это настолько профессионально, что мне даже нечего добавить. В частности, он сказал все и по химическому оружию. Хотела бы привлечь ваше внимание к выступлению Постпреда России при ООН В.И.Чуркина, где все сказано очень аргументированно и с приведением фактов.

Силовые сценарии в дипломатии, а именно ею занимается СБ ООН, – это очень опасный признак бессилия, потому что он ведет к еще большей деградации ситуации. Мы видели это на примере очень многих международных конфликтов. Постоянно пугать всех такой мерой, как использование силовых механизмов и возможностей Совбеза ООН, явно не умно и не ново. Повторю еще раз, исходы таких силовых, «нажимных» операций очень печальны.

Считаю, что мы должны задаться вопросом, есть ли у современной американской дипломатии хотя бы какая-то последовательность в том, что они делают? Только что прошли многочасовые и весьма изнурительные переговоры между главами внешнеполитических ведомств России и США, в ходе которых обсуждались вопросы урегулирования сирийского кризиса по двум трекам: борьба с терроризмом и политический процесс. О каком силовом сценарии можно было бы говорить через несколько дней, когда на протяжении нескольких часов и в ходе многочисленных телефонных разговоров, которые в ближайшее время точно не завершатся, постоянно обсуждается вопрос мирного урегулирования сирийского конфликта? Должна быть какая-то последовательность.

Есть также ощущение, что иногда наши американские коллеги используют СБ ООН в каких-то своих «пиаровских» целях. Это еще одна очень опасная тенденция, потому что Совет Безопасности ООН – это наивысший исполнительный орган всей современной международно-правовой системы. Недопустимо использовать его в качестве «площадки» для своей пиар-кампании, в том числе, возможно, в каких-то внутриполитических целях.

Международной группой поддержки Сирии (МГПС) предпринимаются определенные шаги, направленные на мирное урегулирование процесса. Есть инициатива России, которую поддержал, в том числе ряд членов Совбеза ООН (к сожалению, не все), направленная на решение проблемы химического оружия, в частности, попадания его в руки террористов. Эта инициатива не новая и предлагалась нами уже года два назад. Что мешает не доводить ситуацию до необходимости применения силовых методов, а использовать международно-правовые рычаги? США что-то мешает сесть и вместе выработать документ, направленный на недопущение попадания химического оружия в руки террористов.

Главный вопрос: чего хочет добиться американская сторона, наши американские коллеги, потому что, к сожалению, по крайней мере, на сирийском направлении в последнее время мы видим какую-то, образно выражаясь, «стрельбу с двух рук» в неизвестном направлении. Цели непонятны, действия хаотичны, последовательности нет.