Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

14 июля 2016 года

Об итогах заседания Совета Россия-НАТО

13 июля в Брюсселе состоялось очередное заседание Совета Россия- НАТО на уровне постоянных представителей. Впервые после возобновления работы данного формата во встрече приняли участие представители Министерства обороны Российской Федерации и военных структур альянса.

Центральной темой обсуждения стали решения варшавского саммита блока по усилению восточного «фланга» альянса и их последствия для европейской и региональной безопасности. Ничего принципиально нового мы не услышали. По сути, если говорить кратко, представители НАТО ограничились изложением итогов саммита в Варшаве.

С российской стороны было особо указано на прямую ответственность НАТО за возможную дальнейшую эскалацию военно-политической напряженности на европейском континенте в результате беспрецедентного наращивания военного потенциала и активности блока в приграничных с Россией регионах, а также в свете продолжающегося строительства системы ПРО США/НАТО в Европе.

Российской стороной был предложен целый ряд вполне конкретных практических шагов в целях укрепления доверия, в том числе по осуществлению полетов самолетами военной авиации на Балтике с включенными транспондерами в развитие поддержанного нами «плана Ниинистё» по повышению авиационной безопасности в данном регионе. Также российской стороной была выражена готовность продолжить детальное обсуждение всего комплекса военно-политических вопросов на уровне военных экспертов.

Эти предложения были сделаны, они на столе. Мы ожидаем конкретной реакции наших коллег – представителей НАТО. Надеемся, что такая реакция последует без каких-то особых задержек и проволочек.

В ходе заседания российская сторона однозначно решительно отвела попытки альянса выстраивать дискуссию по Украине в русле политических лозунгов и деклараций. С нашей стороны российские дипломаты и представители вывели разговор на предметное обсуждение ситуации в этой стране и хода выполнения Минских договоренностей, акцентировав внимание на важности дальнейшей работы Брюсселя с Киевом на предмет необходимости скорейшего и полного выполнения украинскими властями взятых на себя обязательств. Указали на деструктивный характер натовских усилий по укреплению военного потенциала Киева и проводимых членами альянса военных учений на территории Украины.

В несколько более конструктивном ключе состоялся разговор по ситуации с безопасностью в Афганистане и региональным террористическим угрозам. Было констатировано, что, несмотря на многолетнее пребывание там натовских контингентов, обстановка в этой стране продолжает деградировать, террористические «метастазы» продолжают расползаться по всему региону. Российские представители подчеркнули, что НАТО по-прежнему несет повышенную ответственность за развитие этих процессов.

Несмотря на сохраняющееся стремление альянса использовать Совет Россия-НАТО и его механизм исключительно как канал для продвижения внутриблоковых установок, рассматриваем его как востребованный механизм для консультаций и сближения подходов в интересах укрепления мира и стабильности на европейском континенте.

Хотела подчеркнуть, что мы открыты к продолжению равноправного диалога с альянсом в этом и в других форматах по всему спектру вопросов евроатлантической безопасности.

Из ответов на вопросы СМИ:


Вопрос: В Москве завтра состоятся российско-американские переговоры. Предыдущий опыт показал, что многочисленные контакты и встречи в принципе не привели к какому-то существенному результату в плане борьбы с терроризмом и ситуации в Сирии. Что можно ожидать от предстоящей встречи?

Ответ: Мне кажется, что этот вопрос следовало бы адресовать, в первую очередь, американской стороне. Хочу напомнить, что Государственный секретарь США Дж.Керри приезжает сюда по желанию американской стороны, по своему желанию, видимо, согласованному с руководством этого государства. С чем едет Дж.Керри, и что приготовил для России Вашингтон, мы узнаем уже сегодня. Сегодня, как об этом уже было сказано представителями Администрации Президента России, он будет принят Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Завтра предстоят переговоры в Министерстве иностранных дел России.

Как вы знаете, мы поддерживаем разговор с нашими американскими коллегами не только во время личных встреч, не только глядя друг другу в глаза, но и в ходе многочисленных телефонных переговоров, которые проходят между главами внешнеполитических ведомств наших стран, в ходе работы наших экспертов, в частности, на европейских площадках, в т.ч. по сирийской проблематике. Конечно, работает Посольство России в Вашингтоне, у нас есть рабочие контакты с американским Посольством в Москве. В принципе мы всегда открыты для обмена идеями, для каких-то предложений, мы никуда не уходили и готовы были их воспринимать на ежедневной основе. Мы поддерживаем этот контакт.

Скоро мы узнаем, с чем едет в Москву Дж. Керри. Он знает, что Россия – страна гостеприимная. Мы всегда создаем рабочую атмосферу, в которой можно проводить конструктивные переговоры, никогда не отказываемся от контактов, даже несмотря на общий фон, который, к сожалению, не улучшается. Складывается впечатление, что кто-то в Вашингтоне каждый раз намеренно пытается нейтрализовать все позитивные и конструктивные шаги. Мы будем и дальше обращать на это внимание и все-таки пытаться выводить отношения на конструктив и позитив.

Вопрос: Во вторник 12 июля США подписали военное соглашение с Иракским Курдистаном о взаимопонимании и поставках вооружений отрядам пешмерга. Как Россия относится к таким действиям со стороны США по отношению к Иракскому Курдистану? Будет ли Россия подписывать аналогичное военное соглашение с этим регионом? Намерена ли Россия оказывать помощь вооруженным курдским отрядам пешмерга в борьбе против терроризма?

Ответ: Для того, чтобы этим заниматься, нам не нужно делать это так же, как это делает кто-то другой. Мы делаем это по-своему, вам это прекрасно известно. Вы знаете, что мы поддерживаем курдов, их движение в борьбе против терроризма, в частности, на территории Ирака, раз уж Вы заговорили именно об этой стране. Мы это делаем так, как полагаем правильным с точки зрения международного права – по согласованию с официальным Багдадом. Мы информируем вас об этом, иногда рассказываем о происходящем более детально и предметно. Эта работа ведется на постоянной основе.

Что касается деталей соглашения, подписанного американцами, то этот вопрос следует адресовать США. О том, что мы делаем, я Вам сказала.

Вопрос: Хотелось бы уточнить по поводу предстоящего визита Государственного секретаря США Дж.Керри в Москву. Известны ли конкретные вопросы, которые будут обсуждаться сегодня и завтра?

Ответ: Несколько дней назад мы опубликовали на сайте Министерства подробный материал относительно визита и вопросов, которые будут обсуждаться. Я могу сказать, что, конечно, в центре внимания будет ситуация в Сирии. Обсудим имеющиеся двусторонние вопросы. Наверняка будет затронута тема Украины, а также ряд актуальных вопросов международной повестки дня. Мы исходим из этого.

Еще раз обращаю внимание, что подробный комментарий был опубликован на сайте Министерства иностранных дел.

Вопрос: В своей недавней речи в Аспене (штат Колорадо), Госсекретарь США Дж.Керри назвал «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам» подгруппами «Джабхат ан-Нусра». Согласна ли Россия с такой оценкой? Выступает ли Россия за включение этих двух вооруженных групп в список террористических организаций?

Ответ:
При всем моем уважении к американской стороне по вопросу включения каких-либо групп или подгрупп в террористические списки мы должны быть согласны не с мнениями представителей Администрации США, а действовать в законном международно-правовом поле. Признанием террористических групп террористами как таковыми занимается Совет Безопасности ООН. Соответственно, те группировки, которые признаны Советом Безопасности ООН таковыми, являются террористическими. Также существует внутреннее законодательство, согласно которому те или иные группировки также могут быть признаны террористическими. Мы не зависим от мнения того или иного политика в его оценке или от изменения его оценки с учетом существующей реальности. Мы всегда из этого исходили.

Вопрос: Возможно ли военное сотрудничество между Россией и США в Сирии, но без участия Президента Сирии Б.Асада? Может быть, это будет предложение Госсекретаря США Дж.Керри, о котором Вы еще не знаете?

Ответ: Давайте не будем обсуждать то, что мы пока не знаем. Пусть он его сначала довезет – это тоже немаловажная часть процесса. Во-первых, как по-русски говорится – «донести и не расплескать». Во-вторых, я не очень понимаю, как Вы себе представляете военное сотрудничество двух стран в третьем государстве без участия этого третьего государства. Это как в Ираке? Или где? Может быть, как в Ливии? Приведите, пожалуйста, примеры, как это может выглядеть.

Отвечая на соответствующие упреки, мы много раз говорили о том, что мы не поддерживаем персонально Президента Сирии Б.Асада, мы говорили, что нас волнует наличие государственности в Сирии и, может быть, в первую очередь, тех сил, которые будут «на земле» иметь способность и возможность противостоять террористической угрозе. Это важно как для самой Сирии, так и для международного сообщества. При всем сочувствии сирийскому народу здесь есть и прагматичный подтекст: если падет Сирия под натиском террористов, страшно представить, что дальше будет не только с регионом, но и в принципе с Европой, с близлежащими странами. Мы неоднократно говорили, что зацикленность на фигуре Б.Асада нам не понятна. Полагаем, что не с этого надо начинать, а с взаимодействия на контртеррористическом направлении без каких-либо предварительных условий. Если выдвигаются какие-то предварительные условия, нас таким образом, подталкивают к игре на руку террористам. Их не должно быть. Контртеррористическая борьба должна быть безусловной, приоритетной. С этого должно все начинаться.

Если Ваш вопрос касается политического процесса, то мы считаем, что его необходимо активизировать и ни в коем случае не довольствоваться снижением темпов, которое мы сейчас наблюдаем.

Вопрос: Недавно Госдепартамент США опубликовал доклад о проблеме прав человека в Северной Корее. Министерство финансов США объявило новые санкции против высшего руководства КНДР. МИД КНДР опубликовало заявление, которое резко осудило подобную провокацию со стороны США как самый враждебный акт, выходящий за рамки конфронтации вокруг проблемы прав человека и политическую интригу, направленную на изоляцию КНДР. Можете ли Вы прокомментировать односторонние санкции против высшего руководства КНДР?

Ответ: Можем. Мы видели этот доклад. Действительно, речь идет о докладе Госдепартамента США по проблеме прав человека в Северной Корее. Мы также видели упомянутый Вами расширенный санкционный список, опубликованный Министерством финансов США, в котором фигурируют представители высшего руководства КНДР. Хотела бы изложить нашу позицию по этому вопросу.

Как известно, Российская Федерация поддержала резолюцию 2270 СБ ООН, которая была принята в марте с.г. в ответ на ядерные испытания и ракетные пуски КНДР. Этот документ обязал все государства-члены ООН соблюдать строгий режим санкций в отношении Пхеньяна. Наряду с этим мы последовательно выступаем против политизации правозащитной тематики и использования правочеловеческой проблематики в качестве инструмента политического давления и вмешательства во внутренние дела государства. Полагаем, что главной задачей сегодня, если говорить о Корейском полуострове, является снижение уровня конфронтации в регионе. Кроме того, первоочередная задача, которая стоит перед всеми, кто так или иначе имеет возможность влиять на ситуацию, заключается в создании необходимых предпосылок для решения проблемы его денуклеаризации. В этом для нас заключается приоритет. С учетом этого мы призываем заинтересованные государства избегать тех шагов, которые могли бы или ведут к дальнейшей эскалации ситуации. Также призываем продолжить усилия в интересах урегулирования проблемы Корейского полуострова, сделать это политико-дипломатическими средства, безусловно, через диалог.

Вопрос: МИД России уже выразил серьезную озабоченность относительно решения Республики Корея и США разместить американскую систему ПРО THAAD в РК. Республика Корея и США настаивают на том, что эта система направлена только на сдерживание ядерных сил КНДР. Считает ли Россия, что это на самом деле вызов близлежащим странам, и размещение THAAD может обострить ситуацию?

Какие ответные меры может предпринять Россия, если проект будет реализован?

Ответ: Не могу ничего прибавить к тому, что уже было опубликовано 8 июля на сайте МИД России. В заявлении подробнейшим образом изложена наша позиция, а также четко сказано (и другого прочтения быть не может), что этот шаг вызывает у нас очень серьезную озабоченность. Я просто адресую Вас к этому материалу.

Могу добавить, что мы продолжаем внимательно следить за развитием событий на Корейском полуострове и вокруг него. Мы открыты для консультаций со всеми заинтересованными сторонами и странами для обсуждения новых реалий и аспектов, которые складываются сейчас в регионе.