Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

6 апреля 2016 г.

О заявлении официального представителя Государственного департамента США М.Тонера

Мы обратили внимание на заявление, которое прозвучало из Госдепартамента США в ходе брифинга нашего коллеги М.Тонера. Отвечая на вопросы относительно позиции России и США о судьбе Президента Сирии Б.Асада, он, в частности сказал, что обе страны, по сути, согласны, что политический процесс, отражающий желание и волю сирийского населения, должен определять будущее руководства и правительства Сирии.
Мы приветствуем эти высказывания и полагаем, что они, действительно, нацелены на конструктивное продвижение по направлению к политическому процессу и всеобъемлющему мирному урегулированию ситуации в Сирии.

О российском проекте заявления для прессы СБ ООН

К сожалению, на деле все не так оптимистично, как в этом заявлении.
Вы знаете о судьбе распространенного Россией проекта заявления для прессы Совета Безопасности ООН с акцентом на обеспечение инклюзивности сирийского переговорного процесса, который был внесен Россией в СБ ООН 31 марта.
Главной задачей документа было отметить необходимость направления приглашения для участия в переговорах всем оппозиционерам, включая представителей курдов как одного из важнейших компонентов сирийского общества. Несмотря на проявленную российской стороной готовность к поиску компромисса, западные члены Совета Безопасности – Франция, Великобритания, США и примкнувшая к ним Украина по существу заблокировали проект, предложив поправки, которые выхолащивали суть заявления и фактологически неверно интерпретировали прошедший переговорный раунд как инклюзивный. Такая позиция не может не вызывать глубокого сожаления, тем более что она идет вразрез с решениями Международной группы поддержки Сирии и положениями резолюции 2254 СБ ООН. Такое противодействие в работе мы видели от западных коллег (Франции, Великобритании, США), и это тем более не понятно. Очевидно, что все это было сделано, в том числе, возможно, в угоду, а, возможно, просто под нажимом ряда региональных игроков, для которых до сих пор амбиции важнее, чем реальное продвижение в сирийском урегулировании.
Со своей стороны продолжаем настаивать, что участие курдов, в первую очередь Партии демократического союза, в очередном раунде межсирийских переговоров имеет принципиальное значение с учетом существа вопросов, которые предстоит обсуждать на нем сирийским сторонам.

О российской идее разработки конвенции по борьбе с химическим терроризмом

Как известно, 1 марта Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров представил на Конференции по разоружению (КР) в Женеве новую российскую инициативу по противодействию терроризму и использованию террористами ОМУ. Участникам форума предложено начать переговоры по выработке международной конвенции о борьбе с актами химического терроризма. Идея состоит в том, чтобы дополнить имеющийся в распоряжении международного сообщества контртеррористический инструментарий новым документом, находящимся на стыке разоружения, нераспространения ОМУ и антитеррористических усилий. Полагаем целесообразным заняться его разработкой на КР, где в свое время была согласована Конвенция о запрещении химического оружия.
За прошедший месяц нами проведена большая дипломатическая работа по разъяснению российской инициативы как среди делегаций государств, представленных на КР, так и по их столицам. Первую реакцию большинства партнеров можно охарактеризовать как достаточно заинтересованную. Полученные на начальном этапе отклики позволили нам подготовить проект элементов будущей конвенции и пояснительную записку к нему уже с учетом высказанных государствами замечаний и предложений. Эти документы официально представлены на КР 29 марта.
Главное, на что хотелось бы обратить внимание – это поддержанное нами предложение ряда государств, включая Китай и Италию, распространить действие конвенции и на акты биологического терроризма. Теперь речь идет уже о международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма (МКХБТ). Расширение охвата инициативы повысило ее «добавленную стоимость» и сделало еще более обоснованной ее привязку к КР, где сорок с лишним лет назад происходила первоначальная разработка этой темы.
Сейчас российские усилия сосредоточены на адресном продвижении инициативы. Для этого мы используем двусторонние и многосторонние контакты. Мы продолжим консультации со всеми заинтересованными странами. Важно отметить, что наш призыв начать переговоры по этому документу (МКХБТ) относится не только к 65 государствам-членам КР, но и фактически ко всем странам, готовым тесно взаимодействовать в целях выработки действительно эффективно работающего документа по противодействию терроризму и использованию террористами ОМУ. Процедура КР вполне это позволяет через механизм наблюдателей. Кроме того, в работе над положениями конвенции мы планируем опираться на экспертный опыт ОЗХО, государств-участников Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), а также ооновских антитеррористических структур.
Что касается возможной эволюции в реакции государств, то говорить о каких-то конкретных оценках и раскладах пока рано. Более-менее ясная картина может появиться не раньше возобновления сессии КР (запланирована на 16 мая), т.е. после анализа государствами представленных Россией документов. Со своей стороны используем это время для доработки элементов конвенции с учетом расширения ее охвата.
В отношении американской реакции и, в частности, реакции заместителя Государственного секретаря США Т.Кантримэна хотелось бы отметить, что обсуждение нашей инициативы в российско-американском формате ведется с начала ее подготовки к представлению на КР. Пока с американской стороны высказываются лишь не очень понятные сомнения в отношении оправданности разработки конвенции именно на КР, а также мнение, что решать задачи противодействия химическому и биологическому терроризму предпочтительнее через принятие на сей счет новой резолюции СБ ООН. Честно говоря, и то, и другое звучит не очень убедительно. Хотелось бы надеяться, что США после дополнительной проработки наших соображений сочтут возможным их поддержать. Помимо прочего, это открыло бы путь к разблокированию переговорной работы на Конференции по разоружению, что отвечало бы интересам всех ее участников, включая Вашингтон.

О продолжении укрепления «восточного фланга» НАТО

На прошлой неделе представитель Пентагона М.Карпентер во время своего пребывания в Минске заявил, что создание российской военной базы в Белоруссии будет рассматриваться США и НАТО как угроза стабильности в регионе. В то же время, по его мнению, для Белоруссии нет никаких угроз ни с Востока, ни с Запада, в том числе со стороны НАТО, а усиление альянса в соседних с республикой странах носит исключительно оборонительный характер. Логика потрясающая: когда укрепляется НАТО, это для обороны, а когда кто-то другой – это явная агрессия. Это не детское сочинение, об этом говорит официальный представитель крупнейший структуры. Логика просто поражает. С одной стороны г-н М.Карпентер признает, что создание новых военных баз ведет к напряженности и даже дестабилизации ситуации в регионе, а с другой, что повышенная натовская активность и появляющиеся все новые базы альянса в Восточной Европе это совершенно иное и необходимо только для обороны.
Я все время прошу всех быть объективными. Для того, чтобы быть объективными в данном случае необходимо просто зайти в любой поисковик и найти карту расположения натовских баз, и все станет понятно. Альянс присутствует практически во всех регионах и уголках мира, а последствия задействования его сил приводили и приводят к весьма плачевным последствиям, и примеров этому очень много.
Один из натовских генералов на днях также рассуждал о пользе присутствия в Европе дополнительных сил этого альянса в виде ротируемых механизированных бригад и заявил, что сильная сторона альянса состоит в «способности генерировать и задействовать военные ресурсы в целях стабилизации ситуации в любых регионах». Хотелось бы, конечно, узнать поточнее, где можно ознакомиться подробнее с примерами «стабилизации» тех или иных регионов благодаря действиям сил НАТО. Если об этом говорится официально, хотелось бы каких-нибудь пару конкретных примеров. Возможно, речь идет о каких-то секретных операциях? Не стесняйтесь, расскажите.
Нам все время повторяют, что укрепление «восточного фланга» – «меры сугубо оборонительные и никого не провоцирующие». Сейчас я привела примеры заявлений представителей Альянса, США, Великобритании. Как можно серьезно относиться к подобным заявлениям? Кто может реагировать на такие заявления? Я вам отвечу. Как и в случае с Великобританией, где готовятся доклады о российской «угрозе», есть «клиенты» для подобных заявлений – это публика, которую постепенно готовят и запугивают перспективами русской агрессии, а где-то доходит и до русской оккупации. Схема, по которой действует Альянс, прозаична, методы остались те же. Сначала идет запугивание, а затем под видом «спасателей», которые провозглашают «благородные демократизаторские» цели, появляются натовские структуры. Де-факто происходит оккупация той или иной страны. Когда без наличия реальной угрозы в мирном государстве располагаются новые военные контингенты, по-другому это назвать нельзя. Как-то так получается, что правительство, представители власти и политический истеблишмент начинают принимать решения, которые противоречат интересам этих стран, но почему-то совпадают с интересами руководящих государств в Альянсе. Вот это все как раз можно назвать «тихой, ползучей» оккупацией. Много европейских государств уже стали заложниками этой политики.
Все эти игры очень опасны. Вопрос в том, что они опасны как сами по себе, так и с точки зрения потерянного времени для борьбы с реальными угрозами, например, международным терроризмом. Вместо того, чтобы объединять усилия для борьбы, в том числе с ИГИЛ, «Джабхат-ан Нусрой», постоянно происходит наращивание риторики и подведение правовой базы под необходимость противостоять некой «демонизированной» России (понятно кто и с какими целями ее демонизирует). Это все безответственно, ключевое слово здесь – ответственность. А эти все действия очень безответственные. Самое опасное, что мы можем действительно потерять время.
История все расставит на свои места. Через пару лет, в том числе и эти генералы, представители Альянса будут «под копирку» использовать выступления российских представителей, говорить об угрозе и потерянном времени. Это все будет, даже не сомневайтесь. Вопрос заключается в том, насколько угрозы, с которыми реально нужно сегодня бороться, не станут действительно необратимыми?