Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Сочи

19 мая 2016 года

О развитии ситуации в Сирии

Переходя к региональной проблематике, хотела бы остановиться на развитии ситуации в Сирии. Этому была посвящена очередная встреча МГПС, об ее итогах рассказал Министр иностранных дел России С.В. Лавров.

Обстановка в Сирии по-прежнему весьма напряженная. При этом режим прекращения боевых действий (РПБД) в целом поддерживается, хотя имеют место отдельные нарушения. Такая ситуация, развитие обстановки не дают покоя террористам из ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры», продолжающим свои кровавые провокации, включая акты насилия против гражданского населения. Одновременно с этим «Джабхат ан-Нусра» активно вовлекает в свою деятельность боевиков других группировок, чье руководство объявило о соблюдении режима прекращения боевых действий.

Приведу факты, подтверждающие мои слова. 12 мая террористы из «Джабхат ан-Нусры» и союзных им формирований напали на алавитскую деревню Зара в провинции Хама. Возможно вы знаете, что они устроили массовую резню, не щадили ни детей, ни женщин, ни стариков. По различным данным, в Заре были убиты или замучены до смерти от 70 до 100 мирных жителей. Многие женщины и молодые девушки были похищены, уведены в рабство. Подобного рода преступлениям нет и не может быть никакого оправдания.

С серьезной озабоченностью следим за предпринимаемыми не без участия внешних сил попытками своего рода «ребрендинга» некоторых радикальных группировок, действующих на сирийской земле. Об этом со своими коллегами подробно говорил Министр иностранных дел России С.В.Лавров в Вене, а также упоминал на пресс-конференции. Стало известно, в частности, что на севере Сирии создается «зонтичное» формирование «Северный фронт» или «Северная армия», в составе которой предполагается объединить все антиправительственные формирования, действующие в провинции Алеппо.

В чем суть? Официально внешние «кураторы» ставят перед «подопечными» задачу борьбы с ИГИЛ на линии Мареа-Джарабулус. В числе участников «проекта» замечены такие группировки, как «Ахрар Аш-Шам», «Фейлак Аш-Шам», «Джейш Аш-Шам», «Движение Нур-эд-Дин Аз-Зенки», которым обещана помощь со стороны ВВС США и артиллерийское прикрытие со стороны Турции. По сути, речь может идти о создании вдоль турецкой границы некой обширной «зоны безопасности», которую внешние силы рассчитывают контролировать при содействии упомянутых сирийских незаконных вооруженных формирований (НВФ), не допуская туда ни правительственную армию, ни курдских ополченцев.

14 мая началась массированная переброска боевиков «Северной армии» и ее вооружений, включая танки, с турецкой территории через пограничный пункт Баб Аль-Хавар под тем предлогом, что на этом направлении, якобы преследуется цель вытеснения «Джабхат ан-Нусры» из Идлиба. Но пока трудно судить, что происходит на самом деле. Не исключено, что «нусровцы» сумеют интегрировать «товарищей по оружию» из числа «северян» в свои ряды и удвоят натиск на правительственные войска близ Алеппо.

На этом фоне не могли не отметить заявления Анкары о том, что именно Турция, якобы, как ни одна другая страна в мире, борется с терроризмом, а также вновь появившиеся в СМИ сообщения со ссылкой на официальных лиц Саудовской Аравии о якобы скором задействовании пресловутого «плана Б» по Сирии.

В этой связи хотели бы подчеркнуть, что в ходе состоявшегося 17 мая в Вене пятом министерском заседании Международной группы поддержки Сирии (МГПС), по итогам которого было принято совместное заявление (с ним можно ознакомиться на официальном сайте МИД России), никакой «план Б» не значится. Никаких договоренностей, серьезных обсуждений, решений по некому «плану Б» не принималось, серьезно об этом стороны вообще не говорили. На самом деле имело место подтверждение со стороны участников МГПС приверженности режиму прекращения огня, обеспечению доставки гуманитарной помощи всем нуждающимся сирийцам, прежде всего в осажденных и труднодоступных районах, и продвижению на политическом треке урегулирования в САР в соответствии с решениями СБ ООН (резолюцией 2254 СБ ООН).

Важнейшее значение для развития ситуации в Сирии имеет гуманитарная проблематика, ей было уделено значительное внимание в ходе венских переговоров и не только в формате заседания, но и на двусторонней основе. Достигнут существенный прогресс в сфере гумдоступа в осажденные районы. Остается ограниченным (но не закрытым) гумдоступ в Дарайю, Маадамию и Аль-Гамму в Дамасской области и в г.Растан в провинции Хомс. Сирийские власти санкционировали доставку туда медпомощи, школьных принадлежностей и детского питания (молоко). Кроме того, был разрешен завоз такой же номенклатуры в г.Дума. Задержки в движении ооновских конвоев вызваны, по большей части, обстрелами со стороны незаконных вооруженных формирований и опасениями в этой связи за жизни ооновского персонала. К сожалению, не обходится и без случаев самоуправства отдельных командиров на местах, но они крайне редки и мы не склонны их драматизировать.

В целом Дамаск последовательно проявляет настрой на конструктивное взаимодействие с профильными международными гумагентствами (это наша оценка). Существенно упрощена процедура согласования гумопераций (соответствующие обращения агентств по факту утверждаются в течение 5-7 дней). Сирийские власти разрешили завоз мобильных госпиталей во все блокированные районы, за исключением Дарайи. Этот буквально стертый с лица земли пригород Дамаска контролируется боевиками «Джабхат ан-Нусры», которые, практически, в нон-стоп режиме осуществляют боевые вылазки против правительственных блокпостов. Правительство Сирии также готово обеспечить оказание квалифицированной медпомощи на безвозмездной основе жителям всех этих районов в близлежащих государственных госпиталях, чем уже воспользовались, например, нуждающиеся из Мадаи.

Не решен вопрос с доставкой гуманитарных грузов в курдские районы провинции Хасеке. Анкара по-прежнему блокирует возобновление функционирования контрольно-пропускного пункта Нусейбин-Камышлы в нарушение положений резолюции 2258 СБ ООН о гуманитарном доступе через погранпункты.

Отмечаем как важную тенденцию того, что Правительство САР активно прилагает усилия для успеха инициированной им программы общесирийского примирения. Проведено несколько этапов амнистии для членов незаконных вооруженных формирований и армейских дезертиров. Это делается в двух форматах: на общегосударственном уровне на основании соответствующих президентских указов и в рамках заключения договоренностей о локальных замирениях, когда местным боевикам предлагается «урегулировать свой статус» и вернуться к мирной жизни.

О ситуации в Афганистане

Другой не менее проблематичный региона – Афганистан. В последнее время военно-политическая обстановка в этой стране остается напряженной. Регулярно информируем вас о ней. Движение талибов продолжает боевые действия в ряде областей этой страны. Наиболее сложная ситуация наблюдается в южной провинции Гильменд, четыре уезда которой уже захвачены экстремистами, в трех других происходят боестолкновения с правительственными силами.

По-прежнему вызывает обеспокоенность обстановка на севере ИРА, где талибы контролируют ряд районов и не оставляют попыток захвата провинциальных центров. Не снижает активности и афганская «ветвь» группировки ИГИЛ, стремящаяся расширить свое влияние на приграничные государства Центральной Азии северные области Афганистана.

Отмечаем, что предпринятые ранее четырехсторонней контактной группой в составе представителей Афганистана, Пакистана, США и Китая попытки побудить талибов к примирению, к сожалению, не дали результата. (Это наша оценка, которая базируется на основе фактов, развитии ситуации на земле.) Позитивным моментом считаем ведущиеся переговоры между представителями Кабула и оппозиционной Исламской партией Афганистана. Вместе с тем, эта группировка, как известно, не «задает тон» в формировании общей позиции антиправительственных сил по вопросу национального примирения в Афганистане.

Российская сторона готова оказывать содействие в продвижении переговорного процесса, в том числе гибко подходить к возможному ослаблению санкционного режима в отношении талибов, если это не противоречит национальным интересам Афганистана.

К ситуации на Корейском полуострове

Внимательно отслеживаем развитие обстановки на Корейском полуострове. Речь идет не только об одном из наиболее застарелых проблемных очагов нестабильности в АТР, но и районе, непосредственно прилегающем к дальневосточным рубежам Российской Федерации.

Можем констатировать, что вызывает удовлетворение то, что тревожные прогнозы о возможных нарушениях резолюций СБ ООН со стороны КНДР в период проведения 7-го съезда Трудовой партии Кореи не оправдались. Об этом много говорили, нас спрашивали относительно прогнозов. Пессимистические прогнозы, к счастью не оправдались. Рассчитываем, что северокорейская сторона будет и далее следовать ответственной линии, соблюдать обязательства КНДР как члена ООН.

Обратили внимание на ряд инициатив по разрядке напряженности в межкорейских отношениях и оздоровлению обстановки на полуострове, выдвинутых руководством Северной Кореи на партийном форуме. Надеемся, что все стороны, к которым обращен призыв Пхеньяна, не будут «рубить с плеча» и отказываться от этих предложений, делать какие-то поспешные выводы, а, прежде всего, тщательно их проанализируют для того, чтобы принять соответствующие ответственные решения.

Убеждены, что движение к миру и стабильности в Северо-Восточной Азии должно носить взаимный, встречный характер и осуществляться при деятельном участии всех сторон, присутствующих в регионе. Такой подход, о чем мы неоднократно говорили, позволил бы создать предпосылки для нормализации двусторонних отношений КНДР с РК, США и Японией, перейти к практической работе по формированию многосторонних механизмов обеспечения безопасности и сотрудничества в данном регионе на равной и недискриминационной для всех участников основе. Под этим углом рассматриваем и перспективу разрешения ядерной проблемы Корейского полуострова (ЯПКП). Мы полагаем, что ее неурегулированность до сих пор, является основным «генератором» военно-политической напряженности в этом регионе.

В данной связи особо хотелось бы указать на актуальность задачи снижения уровня военной активности в этом регионе. Считаем недопустимым использовать тезис о «северокорейской ракетно-ядерной угрозе» для достижения односторонних военных преимуществ, а также массированного «закачивания» в регион новых видов и систем вооружений, включая развертывание там нового позиционного района ПРО как регионального сегмента перспективной глобальной ПРО США.

Российская сторона неизменно готова к самому тесному взаимодействию со всеми заинтересованными государствами в интересах обеспечения мира и стабильности в этом регионе, достижения политико- дипломатического урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова.

Вопрос: Как Вы могли бы прокомментировать информацию о состоявшемся сегодня «на полях» Совета НАТО на уровне министров иностранных в Брюсселе подписании протокола о присоединении Черногории к Североатлантическому альянсу?

Ответ
: Наше негативное отношение к политике «открытых дверей» не зависит от конъюнктуры, а основывается на тех неблагоприятных политических и военных последствиях, которые возникали в связи с несколькими волнами экспансии альянса. Достаточно вспомнить, как на протяжении многих лет нас убеждали, что вступление в НАТО государств Восточной Европы и Прибалтики улучшит наши двусторонние отношения, избавит их от фобий «тяжелого исторического наследия» и создаст в альянсе «пояс» дружественных России стран. На деле же расширение блока лишь обострило синдром «прифронтовых государств». И сегодня не только внешняя, но даже внутренняя политика этих стран во многом выстраивается вокруг тезиса о необходимости их «особой защиты».

Что касается состоявшегося подписания протокола о присоединении Черногории к Вашингтонскому договору, то оно лишь подтверждает стремление Брюсселя максимально форсировать вступительный процесс и придать ему необратимый характер. Ведь продолжающееся искусственное «втягивание» Подгорицы в альянс происходит на основе келейных договоренностей с черногорской «верхушкой» без учета мнения граждан этой страны и в обход тех самых демократических принципов и процедур, строгую приверженность которым НАТО столь активно декларирует. Иначе чем можно объяснить категорический отказ нынешнего руководства Черногории вынести данный вопрос на общенациональный референдум? По-видимому, только тем, что у дружественного нам черногорского народа еще свежи в памяти варварские натовские бомбардировки бывшей Югославии и результат свободного волеизъявления совсем не предопределен. Однако когда речь идет о геополитических амбициях НАТО, мнением граждан Черногории, похоже, вполне можно пренебречь.

Очередная натовская попытка изменить военный и политический ландшафт в Европе, особенно в условиях взятого в альянсе открытого курса на «сдерживание» нашей страны, неизбежно затрагивает интересы Российской Федерации и вынуждает нас к соответствующей реакции.