Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из прямой линии с Президентом России В.В.Путиным

15 июня 2017 г.

Т.Ремезова: Такой вопрос пришёл к нам на сайт «Прямой линии»: «Две недели назад Европа продлила антироссийские санкции ещё на год. Скажите, готовы ли мы жить под санкциями десятилетиями?»

В.Путин: На самом деле история России показывает, что мы, как правило, и жили под санкциями, начиная с того момента, когда Россия начала вставать на ноги и чувствовать себя крепко. Когда наши партнёры в мире чувствовали в лице России серьёзного конкурента, так под разными предлогами вводились какие-то ограничения.

Это было на протяжении всей нашей истории, я уже не говорю даже про советское время, и раньше это было, ещё до Октябрьской революции. Поэтому здесь нет ничего удивительного.

Сейчас мы знаем, что в Сенате Соединённых Штатов опять законопроект возник по поводу ужесточения этих санкций. Кстати говоря, почему? Ведь ничего такого не происходит экстраординарного. В связи с чем на голом месте опять начали говорить об этих санкциях? Это, конечно, и свидетельство продолжающейся внутриполитической борьбы в Штатах, тем не менее это происходит, и, я считаю, на голом месте. Так что не было бы Крыма, не было бы других проблем, придумали бы что-нибудь ещё для сдерживания России, так всегда и подавалась политика сдерживания России.

К.Ремчуков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я хочу поговорить о российско-американских отношениях. Один тренд – и Вы говорили, и американский зритель сказал – это ухудшение, русофобия, ежедневная информация о новых инициативах, вплоть до санкций, против России. Но одновременно нарастает и глобальный запрос не просто даже на нормализацию отношений между Россией и США, а на кардинальное улучшение этих отношений.

Позавчера Госсекретарь Тиллерсон на слушаниях в Сенате сказал, я своими словами мысль передам, что с момента назначения на этот пост в каждой встрече с иностранными коллегами ему говорили: «Наладьте отношения с русскими!» И он очертил регионы: мир, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия – все говорят одно и то же. Это он оправдывался, что нужно что-то делать при обсуждении бюджета для Госдепа.

Через три недели в Гамбурге будет «большая двадцатка», и ожидается Ваша встреча с Президентом Трампом. Можно ли считать, что в ходе переговоров вам удастся этот негативный тренд в отношениях прекратить и заложить, вполне возможно, позитивный тренд, может быть, даже радикально, кардинально улучшающий наши отношения с Америкой? В каких областях, сферах, регионах, при решении каких проблем Вы видите продуктивным и взаимовыгодным сотрудничество между Россией и Соединёнными Штатами Америки? Мне кажется, что эти вопросы действительно волнуют не только людей в России и в Америке, но и во многих других странах мира.

Спасибо.

В.Путин: Вы человек опытный и погружённый в материал, не хуже меня знаете, в каких областях мы могли бы сотрудничать с Соединёнными Штатами. Это прежде всего контроль за распространением, а точнее нераспространением, оружия массового уничтожения. Мы крупнейшие ядерные державы, и это само собой разумеется – наше сотрудничество в этой сфере. Чрезвычайно важная сфера, очень важная, и это касается не только северокорейской проблемы, но и других регионов, – это первое.

А второе – борьба с бедностью, борьба с негативным влиянием на экологию и так далее, хотя мы знаем сейчас позицию действующей Администрации по поводу парижских соглашений, но Президент Трамп не отказывается вести дискуссию на эту тему. И, кстати говоря, сейчас начать с Администрацией ругаться, обмениваться колкостями, обижать друг друга, оскорблять – это самый плохой путь, потому что тогда мы вообще ни о чём не договоримся, а без Соединённых Штатов о чём-то договариваться в этой сфере бессмысленно, потому что США – один из крупнейших эмитентов. Мы должны вместе работать над борьбой с бедностью в мире, потому что мы сейчас говорим о том, что у нас повысился процент людей с минимальными доходами, но в мире-то вообще катастрофа во многих регионах. Это один из источников радикализма и терроризма – бедность в некоторых регионах мира, и нам вместе нужно решать, что с этим делать. Так же как и с другими партнёрами: с Китаем, с Индией, с Европой.

Кстати говоря, вместе с Соединёнными Штатами работали над решением иранской ядерной проблемы, но всё-таки договорились ведь. Договорились. Значит, есть позитивные примеры нашего сотрудничества. И бывшая администрация напрямую признавала нашу существенную роль в разрешении этой проблемы. Значит, можем мы договариваться, можем вместе работать? Конечно, можем.

Что с этими санкциями произошло и как они на нас отразились, отразились или нет? Да, отразились. Кардинально или нет? Не думаю. На нас больше отразилась мировая конъюнктура и снижение цен на традиционные наши товары – нефть, газ, металлургическую промышленность, химию и так далее.

Как считают наши партнёры? Госдеп США считает, что эти санкции привели к минус одному проценту ВВП для нашей экономики, европейцы считают, что чуть побольше, ООН даёт такие цифры – считают, что мы потеряли где-то 50–52 миллиарда долларов, а те страны, которые ввели санкции, потеряли 100 миллиардов долларов. Так что это обоюдоострое оружие и вредит всем, в том числе и тем, кто это делает.

Но, как ни странно, есть и плюсы. В чём они заключаются? В том, что мы вынуждены были включить мозги, таланты, сосредоточить ресурсы на ключевых направлениях, а не только пользоваться нефте- и газодолларами. К чему это привело? У нас реально начало расти производство в важных, сложных отраслях.

Мы восстановили компетенцию в радиоэлектронике в значительной степени, авиастроении, ракетной области, фармацевтике сейчас у нас идут хорошие процессы, в тяжёлом машиностроении. Уже не говорю про сельское хозяйство. Мы с вами знаем, рост около трёх процентов, и Россия стала номером один, лидером по экспорту зерновых, по экспорту пшеницы. Так что вот вам результат.

У нас в разы сократились закупки по импорту, собственное производство, скажем, по мясу свинины, мясу птицы, закрывает практически всю нашу потребность. Более того, мы сейчас ищем рынки сбыта.

Я с нашими китайскими друзьями договариваюсь о том, чтобы они открыли китайский рынок для наших производителей свинины и мяса птицы, поэтому у нас есть и положительные моменты.

Конечно, это ненормальная ситуация, все эти ограничения ни к чему хорошему не приводят, а надо стремиться к тому, чтобы мировая экономика функционировала без этих ограничений.

Сирийская проблема. В целом ближневосточная проблема. Всем уже очевидно, что без совместной конструктивной работы ничего не получится. Есть и другие горячие точки. И мы очень надеемся на конструктивную роль Соединённых Штатов в урегулировании кризиса на юго-востоке Украины, именно конструктивную роль. Поэтому у нас много тем, над которыми мы должны работать вместе, но это не зависит только от нас, мы видим, что сейчас в Штатах происходит. Я уже говорил, хочу повторить ещё раз, это явно признак обострения внутриполитической борьбы, и с этим мы ничего не можем сделать. На это мы никак не можем повлиять. Но мы готовы к конструктивному диалогу.


А.Бакулин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вы говорите: обострение внутриполитического конфликта в США. Действительно, весь мир смотрит как захватывающий сериал, следит за конфликтом между Президентом Дональдом Трампом и бывшим главой ФБР Джеймсом Коми. Опять традиционно всплывает «русский след». Как Вы оцениваете эту ситуацию, и какие могут быть последствия?

В.Путин: Я так уж подробно не знаком с показаниями, которые давал господин Коми, бывший глава Федерального бюро расследований США, но некоторые вещи мне известны, конечно. Какие у меня в этой связи мысли возникают?

Первое, на что я обратил внимание. Господин бывший директор ФБР сказал, что он считает, что вмешательство России в выборный процесс было. Никаких доказательств он при этом не приводит опять, но, как он говорит, «влияние на наши умы, на то, как мы должны поступать, было». А вообще разве в мире есть по-другому? А вот постоянная американская пропаганда, постоянная подпитка американско ориентированных НКО? Причём выделяются прямые деньги на это. Это что, не влияние на наши умы и не попытка повлиять на то, как мы должны действовать в ходе избирательных кампаний? Да из года в год это продолжается.

Вот возьмите глобус, крутаните, пальцем ткните в любое место – там американские интересы и там точно их вмешательство. Но я это знаю из разговоров практически со всеми руководителями, главами государств. Просто они не хотят ссориться с американцами, никто прямо об этом не говорит, но все говорят одно и то же.

Поэтому здесь нет ничего необычного. А чего они хотят? Чтобы все просто голову склонили? У нас есть своё мнение, мы его открыто высказываем. Это не какая-то подпольная подрывная деятельность, но мы высказываем свою точку зрения – это первое.

Второе. Он сказал, что он не видит, и у него нет никаких доказательств того, что мы вмешивались в подсчёт голосов. Слава богу, хоть это, уже хорошо.

Дальше. Он вдруг сказал, что он записал разговор с Президентом, а потом через своего друга передал этот разговор в средства массовой информации. Но это уже звучит и выглядит очень странно, когда руководитель спецслужбы записывает разговор с Верховным главнокомандующим, а потом ещё через своего друга передаёт в СМИ. А чем тогда директор ФБР отличается от господина Сноудена? Тогда он не руководитель спецслужбы, а он правозащитник, который защищает определённую позицию.