Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел ОАЭ А.Аль Нахайяном и Генеральным секретарем ЛАГ А.Абуль-Гейтом

1 февраля 2017 г.

Вопрос: Вернемся к вопросу по Сирии. Не могли бы Вы прокомментировать отношение новой администрации США к возможности создания безопасных зон в Сирии? Насколько это реально? Как Вы полагаете, хорошая ли это идея?

С.В.Лавров: Я могу прокомментировать эти сообщения. Мы понимаем, что Администрация Д.Трампа должна еще конкретизировать свои подходы. Как известно, идея безопасных зон обсуждалась на ранней стадии сирийского кризиса. Тогда хотели воспроизвести очень печальный ливийский опыт, когда в районе Бенгази было объявлено о создании такого рода безопасной зоны, где расположились антиправительственные силы, было создано что-то вроде альтернативного правительства. Международное сообщество в лице НАТО «пришло на помощь» этому «правительству» и, грубо нарушив резолюцию Совета Безопасности ООН, свергло режим М.Каддафи.

Я не вижу сейчас в идеях, которые мы слышим из Вашингтона, попыток пойти по этому же пути. Повторяю, этот путь был очень прискорбным. Все это поняли, когда разрушили Ливию, до сих пор мы пытаемся помочь ливийцам восстановить свою территориальную целостность, свое государство. Как я понимаю, когда сейчас американцы говорят о безопасных зонах, они, прежде всего, заинтересованы в снижении количества уезжающих на Запад мигрантов из региона, в т.ч. из Сирии. Повторю, мы готовы к дискуссиям и обсуждениям, готовы выслушать оценки идей, которые будут у новой администрации США. Как только будет окончательно сформировано руководство Государственного Департамента США, я убежден, что мы вступим в контакт и наладим полноценный регулярный диалог. Уверен, что он будет нацелен на достижение прагматических результатов, успокоение ситуации, содействие урегулированию в Сирии, Ливии, Йемене и других частях региона. Я также уверен, что этот диалог не будет подвержен диктату глубоко идеологизированных мотивов, когда речь идет о «демократизаторстве» или чем-то подобном.