Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

21 декабря 2017 г.

О развитии ситуации в ближневосточном урегулировании
На палестинских территориях сохраняется напряженная обстановка, связанная с непрекращающимися протестами на палестинской «улице» по поводу решения Президента США Д.Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. Опасно развивается ситуация вокруг сектора Газа. Статистика жертв и пострадавших растет с каждым днем.
На этом фоне произошли соответствующие события и голосование в СБ ООН. Результаты не буду повторять, вы о них знаете. К сожалению, по нашим оценкам, это лишь может только усугубить ситуацию, и мы полагаем, что оптимальным выходом из складывающегося на палестино-израильском направлении крайне неблагоприятного положения могло бы стать возобновление прямого диалога между сторонами для достижения прочного и долгосрочного урегулирования конфликта на базе хорошо известных решений международного сообщества. При этом необходимо избегать дополнительной эскалации «на местах» и не допускать действий, от которых могут пострадать невинные люди, быть утрачены перспективы установления долгосрочного мира.
О новых антироссийских санкциях США
Только что, 19 декабря, МИД России в различных форматах комментировал санкции США против наших организаций в связи с необоснованными обвинениями в нарушении Россией Договора о РСМД. И вот опять приходится говорить о новых антироссийских шагах Вашингтона. На этот раз в привязке к американскому т.н. «закону имени С.Магнитского», на основании которого нам уже пять лет пытаются предъявлять претензии правозащитного характера.
Вчера США распространили действие данного санкционного законодательного акта еще на несколько граждан России, включая Главу Чеченской Республики Р.А.Кадырова, тем самым доведя число наших соотечественников, оказавшихся под различными объявленными американскими ограничениями, до 195 человек. В таком же положении находятся 402 российских юридических лица.
Все это уже выглядит, конечно, гротескно, потому что не основано на какой-либо реальности. К сожалению, мы вновь вынуждены подтвердить нашу позицию, которая сводится к тому, что на эти шаги последуют ответные меры. Мы так делали всегда. Когда мы так отвечали, то всегда подчеркивали, что это не наш выбор. В стратегическом измерении мы нацелены на взаимодействие с США. Мы к этому готовы и считаем, что это правильный путь.
Печально, что у ряда политических и силовых группировок США все-таки до сих пор очевидно желание идти по пути разрушения двусторонних отношений, официально объявляя Россию противником, называя угрозой в своей Стратегии национальной безопасности, продолжая санкционные игры. Все это выглядит действительно нелепо на фоне наличия общих для наших двух стран и для всего мира вызовов и угроз.
На наш взгляд, группировкам, которые лоббируют именно такой подход развития негативного сценария в двусторонних отношениях, уже пора было бы осознать, что это опасно для международной стабильности и не принесет никакой пользы, в частности, американскому народу.
Об обвинениях Вашингтоном российской стороны в якобы нарушениях Договора о РСМД
Отмечаем, что США продолжают раскручивать эту тему. Речь идет о постоянных информационных вбросах, комментариях, заявлениях о якобы нарушениях Россией Договора о РСМД. На данном этапе перешли к обвинениям России в том, что поступающая на вооружение крылатая ракета 9М729 имеет дальность, не соответствующую требованиям Договора. При этом, как обычно, США не приводят никаких доказательств, видимо, по причине их полного отсутствия.
Названное американцами ракетное средство, а именно крылатая ракета наземного базирования с индексом 9М729, полностью отвечает требованиям Договора. Она не разрабатывалась и не испытывалась на запрещенную по ДРСМД дальность. Ее развертывание осуществляется в строгом соответствии с нашими международными обязательствами.
Призываем США перестать спекулировать на теме т.н. российских «нарушений» и конструктивно включиться в диалог по урегулированию известных российских претензий к соблюдению Договора самими США. Хотела бы также напомнить, что речь идет о фактической отработке технологий ракет средней и меньшей дальности при задействовании Пентагоном в противоракетных испытаниях ракет-мишеней, попытке оставить за рамками Договора ударные беспилотники, подпадающие под содержащееся в нем определение крылатой ракеты наземного базирования, а также развертывании в Восточной Европе в составе комплексов «Иджис Эшор» универсальных пусковых установок Мк-41, способных запускать ударные ракетные средства. В том же ряду – анонсированный Вашингтоном план запуска программы по разработке запрещенных по ДРСМД ракетных средств. Это прямой путь к его слому.
Вновь подтверждая свою приверженность Договору, рассчитываем на пересмотр США их контрпродуктивной линии, на возвращение к деполитизированному и профессиональному диалогу по существу накопившихся проблем с целью их урегулирования.
Это наша традиционная позиция, которой мы привержены и которую мы доводим до США, наших партнеров и коллег по различным линиям в ходе переговоров.
О поставках американского оружия на Украину
Мы крайне разочарованы информацией о том, что власти США выдали лицензию своему неназванному производителю вооружений на поставку Киеву крупнокалиберных снайперских винтовок «Barret М107А1». В Вашингтоне впервые официально огласили факт передачи на Украину оружия, хотя, как недавно стало известно, американская компания «Эйртроник Ю-ЭС-ЭЙ» уже с апреля отправляет туда ручные гранатометы.
То, что вооружения формально передаются не по государственной линии, а в рамках коммерческих контрактов, ничего не меняет. Это лишь камуфляж и попытка внешне изменить восприятие. Именно официальный Вашингтон дал отмашку на такие поставки, а значит взял на себя всю ответственность за последствия – за тех граждан Украины, которое могут погибнуть от американского оружия.
Позиция нынешних киевских властей нам хорошо известна. Сегодня это понятно уже не только нам, но, мне кажется, подавляющему большинству экспертов. Вооружая их, США фактически подталкивают к возобновлению масштабного кровопролития в Донбассе, где ситуация и без того находится на грани из-за постоянных обстрелов со стороны подконтрольной Киеву. Фактически Вашингтон становится соучастником убийства людей, которые восстали против устроенного националистами государственного переворота на Украине и оставляющих за собой право и отстаивающих свое право говорить на родном языке, свою систему ценностей. Я думаю, что, конечно, история расставит все на свои места. Но хотелось бы, чтобы это произошло не через годы, а чтобы осознание последствий этих шагов пришло уже сейчас. Это позволит избежать большого количества человеческих жертв.
Вопрос: Большая часть брифинга, как часто бывает, была посвящена отношениям России и Запада, ряду двусторонних проблем. Вы упомянули США, Украину, Польшу, Францию. Хотелось бы задать более общий вопрос. Как Вы на сегодняшний день оцениваете противостояние России с Западом? Кто в этом виноват? Всегда ли виноват Запад или есть все же доля самокритики в России относительно того, что эти проблемы вызваны не всегда другими?
Ответ: Во-первых, самая значительная часть была посвящена проблематике Сирии, региона Ближнего Востока и Северной Африки. Если говорить объективно – это было самой значительной частью. Давайте это хотя бы признаем.
Во-вторых, интересная постановка вопроса – «все ли, что говорит Запад в отношении России, вы отметаете или доля самокритики у вас присутствует». Почему так ставится вопрос? Причем здесь самокритика, критика России со стороны Запада? Почему мы должны именно так рассматривать этот вопрос? Когда мы не были самокритичными? Мне кажется, вообще нет более самокритичного народа, нежели мы. Кто готов сам себя критиковать с утра до ночи, на мой взгляд, так это наш народ. Ко мне подходят многие иностранные журналисты, вы не поверите, в основном из Азии, с Кавказа, Ближнего Востока и спрашивают, почему мы позволяем себя так критиковать и почему критикуем сами себя так, как никто нас не критикует. Посмотрите наши передачи, ток-шоу, заявления, которые делаются. Мы постоянно «копаемся» в себе, в собственной истории, в настоящем, у нас постоянно присутствует критический взгляд на самих себя. Не знаю другой страны, которая постоянно бы себя критиковала, больше, чем ее критикует кто-либо.
Что касается наших ответов на критику западных коллег, то здесь дело не в том, что у нас нет признания собственных проблем, а в том, что мы все время говорим о том, что хотим сами разбираться с ними. Спасибо за то, что вы обращаете на них наше внимание, но, во-первых, у вас есть собственные проблемы, которые в пылу вашего внимания к нашим почему-то остаются нерешенными. А во-вторых, мы сами прекрасно можем разобраться. Многие вопросы действительно удается решать намного успешнее без вовлеченности западных коллег, чем когда они пытаются вмешаться в наши внутренние дела.
Относительно глобального противостояния, как Вы выразились. Мне кажется, что это не противостояние, а попытка, с одной стороны, противодействовать колоссальной информационной кампании, неприкрытым попыткам изоляции и сдерживания, которые никто тоже не скрывает, а с другой стороны, причем в равной степени, - призвать коллег к взаимодействию и сотрудничеству. Честно говоря, непростая задача постоянно отвечать на попытки реализации изоляционистского подхода в отношении России, но при этом протягивать руку дружбы, сотрудничества и взаимодействия. Найдите еще такое государство, которое будет все время взывать к взаимодействию и сотрудничеству, указывать на то, что у нас назрело большое количество общих проблем для решения, не обращая внимания и постоянно уклоняясь от попыток нас уколоть, иногда даже и совершить с нами что-нибудь более серьезное.
Возвращаясь к основной части, которой был посвящен брифинг (по понятным причинам, ситуации в Сирии) – вот пример того, как мы противодействовали (пытались это делать) фактическим попыткам дестабилизации ситуации в регионе нашими западными коллегами. Например, снабжение оружием боевиков, поддержка экстремистов финансово, морально, информационно. При этом было постоянное приглашение к диалогу и совместным действиями. Пожалуйста, конкретный пример. Вспомните, мы подверглись колоссальной критике после начала операции ВКС. А что этому предшествовало? Предшествовало выступление на трибуне Генеральной ассамблеи ООН Президента России В.В.Путина, который предложил совместным фронтом выступить против террористов в Сирии и в целом в регионе. Это было предложение, подкрепленное готовностью к практическим шагам как «на земле», так и в сфере выработки соответствующей правовой базы. Оно осталось без ответа. Только после того, как были соблюдены все формальности, когда Россия пошла на все возможные предложения, озвучила их публично, за «закрытыми дверями», после того, как мы не получили никакой положительной реакции, началась операция ВКС. Нужно было спасать ситуацию, наводить порядок и сделать так, чтобы террористическое засилье не распространялось, «не вывалилось» за территорию региона и не пришло к нам. Это один из конкретных примеров и таких очень много.
Пролистайте за пару лет материалы Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности и посмотрите, кто занимался конфронтацией. Ей занимались до, во время и после 2014 года. Все это время Россия призывала к совместным действиям. И так было всегда.
Вопрос: Почему?
Ответ: Это вопрос не совсем к нам, а к мотивации наших западных партнёров. Где-то они ее не скрывали. В частности, на протяжении нескольких лет весь мир слышал о «новаторстве» в подходах США к международным отношениям в виде собственной исключительности. Это пример мотивации одной политической группировки. В тоже время были, наверное, и другие мотивации, в том числе возможная попытка политики сдерживания в отношении России, учитывая обороты, темпы развития, которые набирало государство. Возможно, этого никто не ожидал, это не вписывалось в планы.
Это очень масштабный и долгий разговор. Вопрос не совсем к нам. Не наши действия вызывали вопросы. Еще раз повторю, что касается самокритики, почитайте наши газеты, посмотрите наше телевидение, поговорите с политологами. Вот, где пласт регулярной, постоянной самокритики по внутренним делам, по внешней политике.
Вопрос: Недавно была опубликована Стратегия национальной безопасности США. Россия и Китай в ней были указаны как главные угрозы для этой страны. Как мне показалось, Россия на это отреагировала как-то очень мягко. С чем это связано?
Ответ: Наша реакция была достаточно прямолинейной. Посмотрите на комментарий заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова. Он опубликован на сайте и давался по другим каналам. Я об этом также сегодня говорила.
Могу с Вами согласиться в том, что уже наступает некая усталость от однотипных, гротескных шагов и действий, которые мы видим со стороны Вашингтона, и которые явно лоббируются там определенными силами.
Мне кажется, что в наших заявлениях скользит некая утомленность от однотипного подхода тех, кто полагает, что разрушение двусторонних отношений будет кому-то выгодно. Но мягкой нашу реакцию назвать я не могу. Мы уже на автомате начинаем комментировать эти заезженные тезисы в духе того, что Россия – враг, повлияла на выборы, что русские хакеры сделали то-то, что везде «рука Кремля». Это все настолько штампуется, идет через запятую, что все уже перестали этому удивляться и воспринимать серьезно. Все понимают, что есть набор тезисов, которые можно просто переставлять местами. Смысла и практической отдачи в этом нет никаких.
Если раньше хотели напугать, то теперь поняли, что напугать не получается, что люди, которые оказались в санкционных списках США, по этому поводу, мягко скажем, не горюют, что от всей этой политики давления есть усталость, что это не идет на пользу. Мы постоянно предлагаем взаимодействие и сотрудничество, но при этом наша позиция остается весьма четкой и прямолинейной.
Помимо всего прочего эту концепцию нужно было еще изучить и проанализировать. Думаю, что более развернутый комментарий мы дадим дополнительно. Это большой документ, он имеет различные направления, и наши эксперты этим занимаются. Дополнительными, более углубленными оценками мы поделимся.