Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

6 декабря 2017 г.

О новых методах давления американских спецслужб на российские СМИ

Вновь ставим вопрос не только перед американскими коллегами, но и перед всем мировым сообществом относительно беспрецедентного давления на российские СМИ, которое осуществляется со стороны американских спецслужб. Только недавно и на протяжении длительного времени мы говорили о нарушении прав журналистов, в том числе в связи с требованием Вашингтона к телеканалу «Раша Тудэй» регистрироваться в качестве иностранного агента и раскрывать внутреннюю информацию. Однако мысль американских государственных чиновников бьется, как мы понимаем, над поиском новых форм создания дискомфортной обстановки для наших журналистов. Помимо законодательного давления власти этой страны активно практикуют менее формальные, но, по их мнению, видимо, более действенные методы. В последнее время представители российских СМИ, в том числе в США, стали подвергаться жесткому давлению со стороны американских спецслужб, а именно попыткам вербовки.

Эти попытки многочисленны и многоступенчаты. Речь идет о т.н. «подходах» к представителям российских как государственных, так и негосударственных СМИ, как к российским журналистам, так и к представителям редакций российских СМИ. По известным и понятным причинам я не могу называть имена российских журналистов. Я могу описать конкретный случай. Сначала спецслужбы предлагали российскому журналисту сотрудничество, делая это достаточно корректно, при этом не раскрывая его истинной сути. Потом, получив недвусмысленный отказ, попробовали пойти другим путем – действовать через подкуп. Дальше перешли к психологическому давлению, а затем просто к банальным прямым угрозам. Вторгались в личное пространство, в том числе в нерабочее время и делали аналогичные подходы к членам семьи, к тем самым людям, которые в принципе не имеют отношения к журналистской работе.

Рассматриваем все это как часть масштабной картины наступления на свободу слова, как агрессию в информационном плане не только в отношении Российской Федерации, но и посягательство на свободу слова в мире в целом.

Для Вашингтона и американских спецслужб, как мы понимаем, теперь это становится в принципе очевидно, СМИ являются лишь инструментом в реализации их непосредственных задач. Если российские журналисты после подобного давления, прямых угроз, иногда переходящих просто в попытки шантажа, могут оперативно обратиться в российское Посольство, консульство или Представительство в любой стране и получить всю необходимую защиту и помощь, то страшно представить в какой ситуации находятся непосредственно сами американские СМИ, на которых можно найти, как мы теперь понимаем, любую управу. Видимо, так это и делается со стороны американских спецслужб.

Недавно в Россию приезжал представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ А.Дезир. Мы хотели бы, чтобы он обратил внимание на эту недопустимую ситуацию и сделал соответствующие выводы.

Логичным выглядел бы, конечно, комментарий американской стороны, но я прекрасно знаю, что произойдет, если вы зададите этот вопрос в Государственном департаменте США – там просто разведут руками, скажут, что им об этих случаях неизвестно и у них нет этой информации. Если вы, например, обратитесь в ФБР (а именно сотрудники этой организации совершали эти самые подходы и другие противоправные действия в отношении российских дипломатов), то там скажут, что ситуацию не комментируют. Для того, чтобы эта ситуация не повторялась, соответствующая информация будет представлена американской стороне в ходе запланированных переговоров в Вене Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова и Государственного секретаря США Р.Тиллерсона. Говорить о том, что у них нет информации и они ее не комментируют, уже не получится.

О ситуации вокруг К.В.Ярошенко

После наших настойчивых требований российскому летчику К.В.Ярошенко, похищенному американскими спецслужбами из Либерии и приговоренному в США к 20-летнему сроку тюремного заключения по абсолютно надуманным обвинениям, наконец, оказали адекватную медицинскую помощь. Он давно страдает целым рядом заболеваний, в том числе ставших следствием избиения при аресте. Сейчас ему провели плановую операцию. В настоящее время проводится постхирургическая реабилитация.

Расцениваем это как некоторый позитивный момент, однако ожидаем большего – решения вопроса об отправке его на Родину по гуманитарным основаниям, чего мы добиваемся с 2010 года. Пока же ситуация похожа на то, что К.В.Ярошенко, как и В.А.Бут, также отбывающий длительный срок в американской тюрьме, находятся у Вашингтона «в заложниках». И это не «перебор» в некой эмоциональности – теперь уже бывшая заместитель Госсекретаря США В.Нуланд в прошлом году откровенно заявляла нам, что оба россиянина, отказавшиеся на суде признать хоть какую-то вину, «будут сидеть до конца срока в назидание другим». Иначе говоря, остальных наших соотечественников, попавших в поле зрения «американского правосудия», хотят на их примере заставить быть сговорчивее. Хотела бы подчеркнуть, что речь идет не о реальных преступлениях или попытках совершения этих преступлений, а об изначально сфабрикованных провокациях.

Со своей стороны МИД России продолжает работу по возвращению на Родину приговоренных в США к заключению российских граждан.

О выступлении специального помощника Президента США, старшего директора в аппарате совета национальной безопасности США К.Форда в НПО «Гудзонский институт» 14 ноября 2017 года

Мы обратили внимание на выступление в НПО «Гудзонский институт» спецпомощника Президента США К.Форда, который заявил, что выход России из практически всех аспектов двустороннего американского сотрудничества по обеспечению безопасности ядерных материалов может привести к снижению ядерной безопасности на ряде объектов «обширного и дорогостоящего» российского ядерного комплекса. Кроме того, по утверждениям К.Форда, Россия помогала Сирии скрыть ее химический потенциал.

В части, касающейся физической ядерной безопасности, это вполне предсказуемая реакция нынешней американской политической элиты на ряд шагов России, направленных на ограничение возможностей США по вмешательству во внутренние дела Российской Федерации в такой чувствительной и имеющей принципиальное значение для безопасности нашей страны сфере, как физическая ядерная безопасность и физическая защита ядерного материала.

Относительно заявления К.Форда по поводу средств, которые Россия должна тратить на поддержание своего, как он сказал, «обширного и дорогостоящего» ядерного комплекса, хотели бы обратить внимание, что вопрос размеров нашего ядерного комплекса и затрат на его содержание является внутренним делом Российской Федерации и не относится к компетенции помощника Президента США.

Что касается сотрудничества в области ядерной и физической ядерной безопасности, хотели бы подчеркнуть, что Российская Федерация открыта к такому сотрудничеству на надлежащих международных площадках и со всеми зарубежными партнерами, включая США. Мы неоднократно на деле подтверждали такую готовность и весьма продуктивно осуществляем международное взаимодействие с целью укрепления физической ядерной безопасности во всем мире.

Однако мы пресекали и намерены впредь пресекать любые попытки диктовать нам несоответствующие интересам Российской Федерации подходы, вмешиваться под предлогом укрепления физической ядерной безопасности во внутренние дела России, вынуждать нашу страну подписываться под идеями, выработанными без учета нашей точки зрения. Не позволим также действовать в данной чувствительной области в России в обход официальных каналов. Это г-ну К.Форду и другим американским руководителям придется учитывать, если они желают строить эффективное взаимодействие с Россией в области ядерной и физической ядерной безопасности.

Выдвинутые К.Фордом обвинения в том, что химическая демилитаризация Сирии была чуть ли не срежиссирована Россией таким образом, чтобы сирийские власти могли скрыть часть своих запасов химического оружия для последующего использования, абсурдны.

Чиновнику такого высокого ранга и с наличием достаточных источников получения информации должно быть известно, что ликвидация сирийских запасов химоружия велась под строгим международным контролем и стала возможной, в том числе благодаря соответствующей российско-американской рамочной договоренности, заключенной в сентябре 2013 г. в Женеве. Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) официально подтвердила уничтожение запасов химоружия Сирии в конце 2015 г.

Подобные же абсолютно безосновательные и безответственные заявления американских официальных лиц, как мы хорошо понимаем, послужили в качестве предлога для вторжения США в Ирак в 2003 г., что было позднее признано «ошибкой». Видимо, К.Форду все эти трагические уроки его государства не пригодились.

О несоответствующих действительности заявлениях американской стороны в отношении «Раша Тудэй»

Мы ценим то внимание, которое оказывают России сотрудники Госдепартамента США в связи с регистрацией «Раша Тудэй» в качестве иностранного агента. Мы призываем точнее обращаться с фактурой, в том числе не столько с российским, сколько с американским законодательством, и проявлять компетентность, когда комментируются зеркальные ответные меры России в отношении тех действий, которые совершаются в США в отношении российских СМИ.

Хотели бы обратить внимание на ошибку Госдепартамента США в оценке последствий регистрации «Раша Тудэй» в качестве иностранного агента. Так, например, представители Госдепартамента США заявили, что «регистрация никак не влияет на возможность собирать новости и заниматься репортерской деятельностью». Это не так. 29 ноября в редакцию «Раша Тудэй» поступило письмо, в котором говорится, что канал лишается аккредитации в Конгрессе США именно по причине того, что он зарегистрирован как иностранный агент. Поэтому в США либо не знают своего собственного законодательства, либо знают, но почему-то вводят всех в заблуждение.

Мы также внимательно изучили список СМИ, которые зарегистрированы в США как иностранные агенты. Нам также были адресованы заявления Госдепартамента США относительно того, что все аналогичные «Раша Тудэй» СМИ подпадают под действие этого закона. Это также не так. Хотели бы обратить внимание на то, что на территории США также действуют, например, СМИ, которые финансируются из-за рубежа, в частности, «Аль-Джазира» и «Франс-24». Они не являются иностранными агентами, что вызывает вопросы о компетенции тех людей, которые дают соответствующие оценки на международном уровне с американской стороны и преференциальном отношении к использованию своего же закона по отношению к СМИ, в частности, «Раша Тудэй».

Мы наслушались относительно поправок, которые были приняты в российское законодательство в отношении СМИ зарубежных стран, которые финансируются за счет господдержки. Закон, который принят в России, создает юридическую основу для регистрации американских государственных СМИ, которые работают на аудиторию в Российской Федерации. Многие в США говорят, что этот закон, как говорили коллеги из Госдепартамента США, якобы более жесток, чем американский. Это тоже не так. Российский закон предполагает административную ответственность за его неисполнение, в то время как американский предполагает уголовную.

Американская сторона постоянно говорит о том, что закон об иностранных агентах это простая формальность, которая не несет никаких последствий. Это тоже не так. В частности, телеканал «Раша Тудэй» сообщил, что регистрация в качестве иностранного агента повлекла выстраивание практических препятствий их в деятельности. Например, многие давние партнеры канала начали вносить в договоры неприемлемые условия, так как они (партнеры) боятся последствий для себя – их могут зарегистрировать в качестве иноагента за сотрудничество с «Раша Тудэй», который признан иностранным агентом.

Я еще раз хотела бы подтвердить то, о чем мы говорили неоднократно, и то, что почему-то все-время ускользает от внимания Государственного департамента США и наших американских коллег: во-первых, наши поправки носят ответный зеркальный характер, во-вторых, все меры, которые были предприняты или сейчас предпринимаются в отношении американских СМИ, будут аннулированы, когда в США отменят соответствующие меры в отношении российского телеканала «Раша Тудэй» и других СМИ, в отношении которых были предприняты аналогичные меры. Вот это наша постоянная оговорка вообще не попадает в поле зрение ни американских СМИ, ни официальных чиновников в Вашингтоне.

О публикации Э.Феррис-Ротман в американском журнале «Внешняя политика»

Я хотела бы попросить вас взглянуть на наши экраны. Знаете ли Вы, кто это? Не знаете? Интересно получается. Странно, что вы ее не можете узнать, но мне она тоже совершенно неизвестна. Я тоже не знала, кто она. Точнее говоря, мы ее видели ровно один раз при выдаче ей аккредитационного удостоверения иностранного корреспондента в мае этого года. Больше она к нам не обращалась. Это Э.Феррис-Ротман, которая работает в американском журнале «Внешняя политика» («Foreign Policy»).

Не мне вам рассказывать, у нас есть много форматов общения с журналистами: это еженедельные брифинги, еженедельные встречи с вами в формате «вопросы-ответы» вплоть до решения каких-то ваших технических вопросов, запросы и подготовка письменных и устных интервью, это запросы на получение комментария, это и начавшиеся в последние полтора-два года пресс-туры по России для иностранных журналистов. Я уже не говорю о том, что в любой момент лично мне можно написать сообщение в социальных сетях и мессенджерах, позвонить на мобильный телефон (мне кажется, он есть практически у всех). Мы регулярно отвечаем на все ваши обращения.

Так вот, с момента получения аккредитации МИД России Э.Феррис-Ротман ни разу не обращалась в Пресс-службу Министерства по какому-либо вопросу. Мы никогда не видели ее на брифинге или на каких-то других встречах.

Я бы не говорила об этом, и мы бы дальше ее не знали, возможно, к взаимному удовольствию, но проблема в том, что она написала статью для журнала «Внешняя политика» («Foreign Policy») под названием «Дональд Трамп испытывает терпение иностранных корреспондентов в Москве». Статья в принципе о вас. Сейчас я о ней расскажу.

В ней утверждается, что иностранным корреспондентам, то есть вам, сейчас стало сложнее, чем когда-либо за историю существования нашей страны, работать в Москве. Сложно вам? Я прямо вижу ваши понурые лица. Как написано в статье, настало худшее время – у вас, не у меня. В подтверждение этого тезиса Эми перечисляет следующие претензии: в госорганах вас не принимают, комментарии не дают. Про интервью, встречи речь вообще не идет. В общем, все у вас плохо.

Возможно, г-жа Феррис-Ротман будет чрезвычайно удивлена, но для того, чтобы получить комментарий или взять интервью, нужно хоть как-то себя обозначить. Это может быть электронная почта. У нас даже работает факс. Для особо продвинутых в информационной сфере журналистов, как Эми, это может быть текстовое сообщение. Как угодно. Можно с нарочным отправить сообщение. Современные и традиционные средства коммуникации позволяют это сделать в течение буквально пары минут. Однако она даже не попыталась этого сделать! Мы все перевернули, но не нашли никаких запросов. Это за все семь месяцев с момента ее аккредитации в качестве иностранного корреспондента американского журнала «Внешняя политика». Хочу сделать акцент на этом названии. Казалось бы, именно Министерство иностранных дел должно быть тем самым ведомством, с которым Эми должна взаимодействовать. Эми, мы здесь! Где Вы? Мы Вас ищем и ждем! Хотим исправиться!

Кстати, когда мы прочитали эту статью, когда ее прочитала я, не зря С.В.Лавров назвал меня «деспотичной», я действительно была озадачена. Так как мы общаемся с вами на ежедневной основе, я подумала, что, может, Эми действительно провела какой-то опрос среди вас, что вам неловко об этом сказать мне, и вы сказали Эми, что вам тяжело работать. Решили провести небольшой соцопрос. Обзвонили 100 иностранных журналистов (возможно, кто-то из присутствующих в зале тоже получил эти звонки). Это была абсолютно случайная выборка с вопросом «Сложно ли Вам живется и работается в Москве и России в целом?». Скажу прямо, абсолютное большинство на этот вопрос уверенно ответило, что работается и живется им нормально. Были конкретные пожелания, но в целом все были довольны. Позволю себе сказать, что многие отметили улучшение качества работы Пресс-службы МИД за последнее время по таким направлениям, как ускорение получения ответов на запросы корреспондентов, оперативное содействие в решении их проблем, помощь в установке контактов и налаживании взаимодействия с представителями других ведомств.

Были и критические замечания. Собственно говоря, чтобы все это узнавать, мы с вами и собираемся как минимум два раза в неделю. Будем совершенствоваться и дальше. Обещаю это и Эми, и вам.

Отдельно хотела бы сказать и о других публикациях Эми Феррис-Ротман. На самом деле, это действительно важно. Мы пошли еще дальше. Мы подумали, что может быть, в публикациях есть какие-то пассажи, в которых нас действительно критикуют за что-то объективное. Казалось бы, журнал «Внешняя политика» должен быть о внешней политике. Однако, видимо, Эми с этим не согласна. Вот названия лишь некоторых статей, которые были опубликованы за ее авторством:

- «Русская версия «Американцев», посвященная российскому сериалу «Адаптация»;

- «Революция как приманка для китайских туристов»;

- «Следующая цель Путина – вопрос об абортах»;

- «Русские не поняли, в чем виноват Вайнштейн» сами понимаете о чем.

Возможно, в этом и есть проблема? Может быть, статьи, которые пишет Э.Феррис-Ротман, действительно не имеют ни малейшего отношения к внешней политике в принципе? Тогда почему мы и другие госорганы попали «под раздачу»?

Вероятнее всего, в этой статье Эми просто перечислила все возможные оправдания неспособности ее и других найти хоть малейшее подтверждение надоевшему тезису о «вмешательстве Кремля в американские выборы». В раскрутку этого тезиса были вложены немалые усилия. Не получается – потому что этого не было! А найти надо. Поэтому, может быть, редакция, а, может, и она сама настаивают на том, чтобы найти кого-то виновным в провальной миссии поиска и нахождения русского следа во всех американских бедствиях. Приходится оправдываться, говорить, что не дают работать.

Эми, мы Вас ждем! Пишите, звоните, приходите и не обманывайте американскую публику, что Вам трудно работается. Чтобы работалось трудно, нужно хотя бы начать работать.

Из ответов на вопросы:

Вопрос: Президент США Д.Трамп в среду намерен признать Иерусалим столицей Израиля и объявить о переносе туда американского посольства из Тель-Авива. Об это сообщили представители Белого Дома на брифинге для журналистов. Какова будет реакция МИД на перенос? Как это признание повлияет на безопасность в регионе?

Ответ: Только что Пресс-секретарь Президента России Д.С.Песков прокомментировал эту ситуацию, отметив, что Россия считает преждевременным комментировать возможное признание Президентом Д.Трампом Иерусалима столицей Израиля, но обеспокоена риском осложнения ситуации. Я цитирую это по агентствам. Можете посмотреть и проверить первоисточник вышестоящей организации.

Безусловно, нужно сначала дождаться самого факта объявления признания или как этот шаг назовут американские коллеги. Я просто хотела бы напомнить основополагающие принципы российского подхода к этой проблематике. В частности, он изложен в Заявлении МИД России от 6 апреля 2017 г., в котором речь идет о приверженности решениям ООН о принципах урегулирования, включая статус Восточного Иерусалима как столицы будущего Палестинского государства. Еще раз хочу сказать, что пока мы эти намерения США не комментируем. Я просто напомнила, что наша принципиальная позиция по данной проблематике регулярно излагалась.

Вопрос: Есть ли более точная информация о графике встреч С.В.Лаврова с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном по дате и времени? Ожидается ли какое-то общение с прессой по итогам СМИД ОБСЕ помимо той пресс-конференции, о которой Вы уже сказали?

Ответ: Что касается запланированной встречи с Р.Тиллерсоном, то речь идет о 7 декабря после полудня. Но точное время может и сдвинуться.

Что касается общения с прессой, Вы знаете, что мы всегда приглашаем СМИ на начало встреч, на вступительные слова. Это тоже можно расценивать как общение с прессой. Иногда бывают комментарии по итогам двусторонних встреч. Это не запланировано, но такое может быть. Но основные итоги СМИД ОБСЕ будут подведены на пресс-конференции, о которой я сказала.

Вопрос: Я как журналист, который 2 года работает здесь, хочу сказать, что Россия – самая открытая страна для журналистов. Могу это доказать: мои коллеги в Европе и США часто не имеют возможности видеть главу государства, не говоря уже о том, чтобы задавать вопросы. Я же в течение 7 месяцев дважды задавал вопросы Президенту России В.В.Путину, 10-15 раз видел его. Также 6-7 раз видел Министра иностранных дел С.В.Лаврова. В какой ещё стране есть такая большая пресс-конференция, как у В.В.Путина, или можно взять эксклюзивное интервью у Министра иностранных дел? Также в России очень просто получить аккредитацию, к нам открытое хорошее отношение, готовность помочь.

Ответ: Спасибо большое. Мне приятно это слышать.