Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

28 сентября 2017 г.

О претензиях США к России по Договору по открытому небу (ДОН)

В последние дни в СМИ мы отфиксировали большое количество сообщений о том, что США, ссылаясь на некие «российские нарушения ДОН», намерены принять ряд мер, затрудняющих проведение наших наблюдательных полетов над этой страной. О каких конкретно «нарушениях» идет речь и каково наше отношение к этим обвинениям хотелось бы сегодня разобраться и проинформировать вас.

Как мы понимаем, в Вашингтоне обвиняют Россию в трех «нарушениях».

Первое. Россия якобы неправомерно ограничила дальность наблюдательных полетов над Калининградской областью. Это, с точки зрения США, не дает возможности наблюдать всю территорию нашей страны за согласованное число полетов и снижает эффективность наблюдения. Кроме того, страны НАТО упрекают нас в желании якобы «спрятать» какие-то военные объекты под Калининградом от камер самолетов открытого неба.

На самом деле все гораздо проще. Некоторые наши партнеры, имея право совершать наблюдательные полеты на дальность до 5500 км, значительную ее часть использовали именно над Калининградской областью, пересекая ее вдоль и поперек, и тем самым создавая проблемы для использования ограниченного воздушного пространства региона и для работы международного аэропорта Храброво. Наши попытки договориться с ними о некой разумной сдержанности успеха не возымели. Именно поэтому мы были вынуждены минимизировать издержки путем объявления максимальной дальности для полетов над Калининградской областью (500 км). Это не противоречит ни Договору, ни последующим решениям, принятым его участниками. Причем общая дальность полета, хотела бы подчеркнуть, осталась прежней (5.500 км), т.е. сохраняется и прежний охват территории России. Ну а дальность в 500 км позволяет в рамках каждого полета над Калининградской областью наблюдать любую ее точку, пусть даже самую дальнюю, т.е. сохраняется и изначальная эффективность наблюдения.

Кстати говоря, Вашингтон точно так же установил в свое время отдельную дальность для своего анклава Аляска в рамках наблюдательных полетов, начинающихся с континентальной части США.

Мне очень нравится, как говорят наши американские коллеги, которые озвучивают, в том числе и эти претензии, что они недавно на своих постах, поэтому многого не знают. Когда не знают, мы готовы подсказать, обращайтесь.

Второе. Нас обвиняют в неправомерном отказе в проведении наблюдательных полетов в 10-километровой полосе вдоль границы с «грузинскими регионами» – Абхазией и Южной Осетией.

Этот вопрос вытекает из политических разногласий. В ДОН записано, что «маршрут полета самолета наблюдения проходит не ближе десяти километров от границы прилежащего Государства, которое не является участником Договора». Для нас, так же как и для ряда других государств, Абхазия и Южная Осетия еще с 2008 г. (это я для тех, кто не так давно пришел в офисы за океаном) являются не «грузинскими регионами», а независимыми государствами, к которым в полной мере применимо процитированное положение. Причины этого хорошо известны. И если некоторые наши партнеры до сих пор не могут свыкнуться с современными политическими реалиями на Кавказе, то это проблема не наша, и уж точно не «нарушение» Договора.

Кстати, Грузия под политизированным предлогом вообще прекратила принимать российские наблюдательные полеты, и это как раз явное и грубое нарушение ключевого положения ДОН. Однако почему-то наши западные партнеры не обращают на это внимания и не высказывают Тбилиси никаких претензий.

Третье. Нам ставят в вину неправомерное использование ссылки на «форс-мажор» (обстоятельства непреодолимой силы) для внесения поправок в согласованный план наблюдательного полета в связи с перемещением первых лиц государства вблизи намеченного маршрута.

Это самое нелепое обвинение, поскольку за всю историю выполнения ДОН (с 2002 г.) подобный случай имел место лишь однажды, несколько лет назад. С тех пор этот вопрос обсуждался с партнерами, при общем понимании, что приоритет перемещения первых лиц государства, существующий, разумеется, и у других государств-участников, можно обеспечить и без ссылок на «форс-мажор». Казалось бы, вопрос снят, и пора о нем забыть. Но, видимо, слишком велик соблазн выдвинуть нам как можно больше претензий, и каким-то образом обосновать свою теорию, пусть даже это получается совершенно бессмысленно.

Для чего это делается? С одной стороны, видимо, это объясняется желанием увести фокус внимания от действительно серьезных случаев нарушения и несоблюдения ДОН со стороны именно самих США, их союзников и «подопечных». Таких случаев немало, один их перечень занимает целую страницу. Самые серьезные из них связаны с запретом (прямым или косвенным) на наблюдение всей территории или целых регионов некоторых государств-участников. Но опять же этого в Вашингтоне предпочитают не замечать.

С другой стороны, причиной может быть и негативное отношение части конгрессменов и военно-политической верхушки США непосредственно к самому Договору.

Как бы то ни было, ничего хорошего для будущего ДОН такой подход Вашингтона не обещает, и об этом мы со всей серьезностью предупредили наших партнеров.

Если говорить о вводимых Соединенными Штатами мерах, которые, как пишут СМИ, призваны затруднить проведение российских наблюдательных полетов над Америкой... Что ж, мы их оценим, в том числе и на предмет соответствия Договору. Оценим и примем решение о собственных адекватных шагах – ведь принцип взаимности в международных отношениях никто не отменял. И совсем не факт, что США в результате останутся в выигрыше. Во всяком случае, добиться односторонних преимуществ они Вашингтону явно не помогут.

Однако еще раз хотела бы подчеркнуть, что конфронтация – не наш выбор. Поэтому мы предлагаем американским партнерам не срываться в очередную пропасть мер и контрмер, а остановиться (пока объявленные ими шаги еще не вступили в силу) и заняться деполитизированным поиском взаимоприемлемого решения проблем Договора. При том, разумеется, понимании, что в нем будут учтены озабоченности и интересы не только одной американской стороны.

О заявлении Госдепартамента CША в отношении Н.М.Семены

Как вам известно, в Вашингтоне вновь заявили и продемонстрировали, что ни во что не ставят свободное демократическое волеизъявление, если оно не соответствует американским установкам. Госдепартамент США в публичном заявлении опять рассуждал об «оккупации» Крыма, жители которого три года назад определили свою судьбу на общенародном референдуме подавляющим большинством голосов, который последовал после антиконстуционного переворота на Украине.

На этот раз поводом для такой отповеди Госдепартамента США послужил приговор симферопольского суда Н.М.Семене. За призывы к блокаде полуострова с применением силы этот гражданин, который сотрудничал с американской пропагандистской машиной, получил два с половиной года условно. Призыв к блокаде, а вы представляете, что такое блокада, потому что Крым уже переживал блокаду – энергетическую, мы все помним, к чему это привело, и какие силы были задействованы для того, чтобы полуостров вернуть к нормальной жизни. Этот призыв полностью противозаконен с точки зрения общемирового законодательства, и во многих документах, под которыми стоят подписи ведущих стран, призывы к блокаде либо блокада (энергетическая, продуктовая и т.д.) приравнены к актам терроризма. Еще раз говорю, этот призыв к блокаде своих же земляков в Госдепартаменте США вообще не заметили. Как будто этого и не было. А вердикт, который в данном случае многие эксперты полагали весьма мягким и снисходительным, такое впечатление, что он просто даже расстроил наших партнеров, так как не позволил дополнительно сделать заявления по поводу тяжести наказания. Хотела бы отметить, что, если бы такой призыв, представим на секунду, был бы осуществлен на территории США (например, к блокаде любого штата США, какой-то его территории, группы населения), никакого условного срока не было бы – срок был бы реальный и очень большой.

В очередной раз мы видим пример систематических попыток США вмешиваться в наши внутренние дела, указывать судам, диктовать, что и как делать и каким образом выстраивать внутреннюю политику. Честно говоря, понять сложно, почему в США вмешательство в жизнь других государств, считается допустимым.

О требованиях США к "Раша Тудэй Америка" зарегистрироваться в качестве иностранного агента

Мы неоднократно комментировали отношение в США не только политиков и представителей официоза, но и силовиков к российским СМИ и журналистам.

В США требуют, чтобы компания, которая обслуживает «Раша Тудэй Америка» в США, зарегистрировалась как иностранный агент. С одной стороны, это, конечно, политика двойных стандартов. Так можно было бы это охарактеризовать, если бы ситуация не была намного более серьезной, многослойной и глубокой.

Дело в том, что все требования, которые предъявляются на сегодняшний момент к телекомпании «Раша Тудэй» и к «Спутнику», противоречат американским же принципам свободы слова.

Во-первых, выборочное и явно политически ангажированное, применение законодательства к российским СМИ будет означать ограничение свободы слова, которое, как мы знаем, гарантируется Конституцией США.

Во-вторых, применение к «Раша Тудэй» ФАРА грозит серьезными юридическими последствиями, а также сопряжено с рисками для безопасности сотрудников. Обязательство раскрывать внутренние данные телеканала, в том числе, подчеркиваю, штатное расписание и личные данные сотрудников, в атмосфере «охоты на ведьм», которая ведется в США, может представлять реальную угрозу.

В-третьих, обвинения «Раша Тудэй» в распространении «российской пропаганды» начались после выхода бездоказательного доклада разведывательного сообщества США о вмешательстве в выборы. В нем телеканал «Раша Тудэй» упоминается более 100 раз, но среди «доказательств» вмешательства его в выборы не приводится ни одного примера. То есть ни одной т.н. «фейковой» новости, которую бы распространял российский телеканал на территории США, не привели. Ее просто не нашли, их просто нет. Другое дело, что что-то могло не нравиться. Доказательств же того, в чем обвиняли, привести так и не смогли.

В-четвертых, систематические атаки на канал от западных лидеров и лояльных им структур усилились именно в последние годы. Так, например, Атлантический Совет, тесно связанный с НАТО, опубликовал доклад, в котором рекомендовал Польше внести телеканал «Раша Тудэй» в список потенциальных объектов для кибернападения. Эта же Организация активно лоббирует включение «Раша Тудэй» в список иностранных агентов.

В-пятых, огромное количество русскоязычных информационных ресурсов, в том числе американских, имеющих аудиторию на территории России, получает финансовую поддержку из США. Тем не менее, пока они не проходят в качестве иностранных агентов, скрывают источники финансирования и в качестве иностранных агентов не регистрируются.

Подводя итог этому комментарию, хотела бы сказать, что Россия привержена всем международным положениям и соответствующим нормам в части свободы слова и неоднократно это доказывала. Когда начинаются «бои без правил», закон извращается и превращается в инструмент изничтожения телекомпании, то каждый шаг в отношении российских СМИ будет иметь соответствующий ответ. А на кого он придётся, вот это в Вашингтоне должны хорошо просчитать. Время пошло.

Из ответов на вопросы:

Вопрос: Глава МИД Ирана М.Дж.Зариф заявил, что американские власти не стремятся к победе над ИГИЛ в Сирии. По его словам, США важнее не допустить, чтобы власти Сирии вернули контроль над границей с Ираком. Он подчеркнул, что Тегеран заинтересован в мирном урегулировании сирийского кризиса и добавил, что Иран имеет отличные от США цели. Как бы Вы могли прокомментировать данное заявление?

Ответ: Какие цели в Сирии преследует США, в отличие от Ирана – вопрос к иранской стороне, поскольку это было мнение иранского Министра иностранных дел, комментирующего различие в подходах Тегерана и Вашингтона.

О российском подходе к сирийскому урегулированию и имеющихся опасениях или разногласиях с американской стороной я сказала. Исходим из того, что заявленные контртеррористические цели, антитеррористические мероприятия, которые проводятся США, соответствуют именно заявленным целям. Хотим на это надеяться и полагаем, что так и должно быть. Что касается позиции Тегерана, то это вопрос к иранской стороне.

Вопрос: В продолжение вопроса коллеги о визите в Россию директора Департамента Северной Америки МИД КНДР Цой Сон Хи. Радио «Свободная Азия» сообщило сегодня, что в октябре ожидается встреча представителей северокорейского МИД и экспертных кругов США, в которой предполагается участие и Цой Сон Хи. Что бы Россия хотела донести в ходе завтрашних переговоров до северокорейской стороны перед другой предстоящей встречей?

Ответ: Всё, что касается завтрашней встречи, я уже озвучила. По итогам мы Вас проинформируем. Вы прекрасно знаете наши подходы к урегулированию, они также не претерпели изменений.

Читала даже, что завтрашняя встреча – «тайная», «секретная». Как Вы понимаете, она таковой не является. Мы, собственно говоря, сейчас о ней и сказали, кроме того, в последние дни мы в ответ на вопросы СМИ подтверждали её проведение. Просто на встречах подобного уровня не предполагается приглашение на протокольную съёмку СМИ. Такие встречи – на экспертном уровне – проходят, как правило, без протокольных съёмок.