Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Из брифинга официального представителя МИД России М.В.Захаровой

12 апреля 2017 г.

О хакерской активности в отношении сайта МИД России

Хотели бы вновь коснуться темы хакерской активности. Но сегодня мы разнообразим нашу традиционную рубрику и расскажем о хакерской активности в отношении официального сайта Министерства иностранных дел России.

Хотела бы напомнить, что обвинения против России в области хакерского вмешательства во внутренние дела, в частности США, но и других западных стран мы слышим на протяжении многих месяцев, но ни одного убедительного доказательства предъявлено нам, либо кому-нибудь еще, так и не было. Все утверждения на этот счет строятся в стиле знаменитой фразы Министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона о том, что «у нас нет доказательств, но мы уверены в их причастности». В отличие от западных коллег нам есть, что представить.

Хотела бы сказать, что это достаточно сенсационная информация. Сегодня расскажу, с чем на регулярной основе сталкивается только наше ведомство и только один сайт, хотя есть много сайтов, которые регулярно подвергаются атакам. Думаю, мы вас регулярно будем знакомить с этой статистикой. На этом примере можно понять масштабы задействованных против российских госведомств ресурсов.

По информации специалистов, наш сайт МИД России регулярно подвергается атакам с IP-адресов, которые зарегистрированы на территории США. За один только февраль 2017 г. их было зафиксировано три. В марте 2017 г. мы заметили существенно возросшую активность т.н. «ботов» – автоматизированных программ, которые могут оказывать вредноносное действие на сайт МИД России из США. Их доля от общего количества посетителей страницы составила 88% (1,51 млн. «посетителей-ботов» из 1,77 млн. как раз заходили с территории США). Речь идет именно о заходах не обычных пользователей, интересующимися материалами, а о тех, кто использует весь комплекс действий, которые принято называть «хакерскими атаками», работу компьютеров на этом направлении, все то, что нельзя квалифицировать как легальное и законное использование кибертехнологий. Заходы «ботов» на наш сайт составляют 50% от общего количества обращений (1,47 млн. просмотров страниц из 2,97 млн. просмотров в целом). Анализ запросов ботов показывает, что все они имеют схожие характеристики (их использует одна и та же программа или организация). По имеющимся данным технических служб нашего ведомства, они поступают в основном из США, из штата Калифорния (64% всех запросов из городов Маунтин-Вью (47%) и Сан-Хосе (17%)), а также из штата Огайо (8%) и округа Колумбия (8%).

Хотелось бы в очередной раз напомнить, что проблема кибербезопасности традиционно занимает одно из приоритетных мест в российской повестке дня не только внутри страны, на этом сфокусированы наши международные усилия. России принадлежит инициатива, которая в рамках ООН приобрела название «Международная информационная безопасность». Мы публиковали много материалов на эту тему на официальном сайте МИД России, в соцсетях, российские представители давали интервью на этот счет. Неоднократно мы призывали наших западных партнеров к многостороннему, подлинному сотрудничеству, направленному на пресечение вредноносных действий хакеров, которые стали одной из существенных дестабилизирующих сил в наше время. Нашим американским партнерам мы бы посоветовали вместо того, чтобы пытаться «завалить» сайт российского внешнеполитического ведомства, направить энергию в мирное русло – делать все возможное, чтобы совместно бороться с киберугрозами.

Повторю, что мы будем и далее отслеживать эту статистику. Еще раз хотела бы сказать, что это конкретные цифры, с которыми уже можно работать непосредственно представителям соответствующих служб США. Если они с таким вниманием относятся ко всему, что связано с кибератаками, на сегодняшнем брифинге мы даем им возможность начать разбираться с тем, как ведут себя хакеры и люди, которые нечистоплотно используют Интернет-технологии, зарегистрированные на территории США или осуществляют свои действия с ее территории.

О ситуации вокруг В.А.Бута

3 апреля Верховный суд США сообщил об отказе принять к рассмотрению апелляцию о пересмотре дела В.А.Бута. При этом каких-либо объяснений о мотивах такого решения дано не было.

В своем прошении адвокаты российского гражданина аргументированно доказывали, что прокуратура США ранее скрыла от суда доказательства оправдательного характера, в результате чего апелляционный и окружной суды г.Нью-Йорка применили неверные правовые критерии при оценке предъявленных обвинений и вынесении приговора.

Принятое Верховным судом США спорное решение, по сути, завершает процедуру обжалования приговора В.А.Буту, поскольку исчерпаны все юридические средства его защиты в рамках американской правовой системы.

МИД России продолжает отслеживать ситуацию с россиянином и принимать необходимые меры для оказания ему консульско-правового содействия, добиваясь его скорейшего возвращения в Российскую Федерацию.

Из ответов на вопросы:


Вопрос: Если повторится удар США по территории Сирии, какую реакцию можно ожидать со стороны России?

Ответ: Для меня это неожиданный вопрос. У Вас есть какая-то информация? Вы что-то планируете?

Вопрос: Я сам ничего не планирую. Не совсем понятно, какими будут дальнейшие действия Вашингтона.

Ответ: Смешно. Я пытаюсь смоделировать что было бы, если на брифинге Госдепа аналогичный вопрос задал бы канал «Раша Тудэй». У американских агентств тут же вышли бы заголовки «Раша Тудэй что-то знает о планирующихся ударах».

Мы исходим из того, что расценили произошедшее в качестве акта агрессии. Это агрессия с точки зрения международного права, всех принятых документов в отношении сирийского урегулирования. Мы высказали эту позицию публично, в разговорах с министрами иностранных дел ведущих игроков по сирийскому урегулированию. Как вы знаете, состоялась целая серия телефонных переговоров С.В.Лаврова с его западными коллегами (и не только западными). Сейчас усилия будут продолжены в контексте переговоров с Р.Тиллерсоном.

Как вы знаете, в Москве в пятницу собирается соответствующий формат в составе России, Сирии, Ирана. Конечно, основной вопрос, связанный с Сирией, – это возвращение ситуации в русло коллективной борьбы с международным терроризмом на территории этой страны и максимальное стимулирование мирного процесса как на «женевской», так и на «астанинской» площадках.

Ваш вопрос вызывает встречный вопрос. Исходя из того, что Вы спросили, получается, что удары могут возникнуть спонтанно, без какого-либо основания, и я расцениваю ситуацию именно так. Я отказываюсь верить, что великая страна США может действовать так, как она действовала десятки лет. Все-таки мы живем в 2017 году, а не в 70-х, 80-х или даже в 90-х, когда удары по странам наносились просто потому, что кому-то в Вашингтоне так хотелось. Есть международное право, международное сообщество. Нанося такие удары по территории Сирии, наносится удар именно по коллективным основам принятия важнейших решений в мире. Вот в чем вопрос. На каком-то этапе мы оглядываемся на историю США, американской внешней политики и понимаем, что это в какой-то период было характерно для всех администраций. Поправьте меня, назовите администрацию, которая не совершала подобные действия, отказывалась бы от силовых методов в пользу мирного, дипломатического процесса. Были разные по степени открытости акции – где-то прямые бомбовые удары, где-то материальная поддержка оппозиции и боевиков, где-то совершение ошибок, которые приводили к трагическим последствиям, где-то нарушение международного права. В частности, давайте вспомним Ливию и извращение резолюции.

Сейчас мир подошел к такой опасной черте, а новые вызовы и угрозы приняли такие масштабы, что подобные действия действительно могут стать катализатором не просто чего-то опасного, а трагического. Хочется, чтобы это, наконец, восприняла в качестве важнейшего аргумента крупнейшая во многих смыслах страна нашего мира.

Если Вы что-то узнаете, сразу сообщайте нам.

Вопрос: Будет ли Россия сегодня на переговорах С.В.Лаврова и Р.Тиллерсона поднимать вопрос Корейского полуострова, на котором ситуация обострилась до предела, а также возможность возобновления шестисторонних переговоров по КНДР?

Ответ: Давайте все-таки сохраним интригу, но сделаем это не из желания вас подразнить, а чтобы дать возможность полноценно оценить итоги визита и переговоров по их завершении. Чтобы не делать исключения для Вас и потом отказывать другим журналистам, я бы попросила все вопросы сегодня адресовать Министру иностранных дел России С.В.Лаврову в ходе его пресс-конференции, которую мы планируем на вечер.

Вопрос: Как усиление напряженности между Россией, США и другими странами западной коалиции может повлиять на участие России в процессе национального примирения в Афганистане?

Ответ: Исходим из того, что мы как раз должны работать с США и другими странами для максимального содействия разрешению ситуации в Афганистане. Мы к этому готовы. Вы знаете, что мы действуем открыто, приглашаем США к участию в различных мероприятиях по проблематике Афганистана, безопасности и ситуации в регионе в целом. Надеемся на конструктивный диалог с партнерами.

Вопрос: Как Россия оценивает возможность военного удара США по КНДР? Предпринимает ли Москва какие-либо попытки урегулировать этот конфликт мирным путем?

Ответ: Вчера мы опубликовали наш материал в преддверии визита в Москву Р.Тиллерсона. Он доступен на сайте МИД России. В нем мы обозначили наши позицию и озабоченность в связи с заявлениями о возможности силового сценария, которые косвенно делаются официальными представителями США, а прямо – через источники и политологов. Могу обратить Ваше внимание на этот материал. Для нас это важный аспект региональной стабильности и безопасности. В этом сообщении, повторю, подробно изложена наша позиция.

Вопрос: Как соотносится поддержка Турцией действий США в Сирии и ее призыв урегулировать кризис через астанинский формат?

Ответ: Вопрос о том, как Анкара совмещает эти два подхода, следует задавать Турции. Мне кажется, официальные представители турецкой стороны должны ответить на вопрос журналистов и политологов о том, как Турция концептуально решает этот вопрос для себя. С одной стороны она содействует мирному процессу, а с другой – приветствует авиаудары, которые ставят крест на любых попытках объединения оппозиции с официальными властями, а также на попытках конкретной работы по трансформации боевиков и террористов в оппозиционную структуру, стимулированию их к отказу от боевых действий. Всему миру был сейчас продемонстрирован кровавый урок о том, как можно и нужно «решать дела». На протяжении нескольких лет все призывали всех сесть за стол переговоров и уговаривали боевиков, террористов и экстремистов сложить оружие, в т.ч. давая им определенные гарантии. Сейчас боевики, террористы и экстремисты зададут логичный вопрос: почему кому-то можно действовать силовыми методами, нанося удары по территории суверенного государства без какого бы то ни было разрешения и четкой, ясной мотивации, а им нельзя, почему их все время пытаются усадить за стол переговоров. Никто не отрицает, что это очень сложный процесс. Мы всегда говорили о том, что мотивировать экстремистов и боевиков ‒ людей, которые несколько лет с оружием в руках отстаивали свою «правду» и видение (хотя, может быть, не истинным, а ложным путем), к тому, чтобы сесть за стол переговоров – это чрезвычайно сложный процесс. Повторю, боевики сейчас этими действиями просто «простимулированы» к продолжению силовой акции.

Многие из этих людей не учились не только в ВУЗах, но даже в школах. Среди них большое количество молодежи и единственная идея, которая им известна – это та, которую им «подарили» террористические организации. Как можно достаточно простым людям объяснить такие действия США? Как можно их разубедить, что сила – это не метод решения сирийского вопроса? Почему благополучные и образованные люди из благополучной страны используют силу в качестве основного двигателя сирийского урегулирования? Нужно задать этот вопрос турецкой стороне и получить от нее ответ, каким образом две эти концепции сосуществуют в рамках единой внешней политики одного государства.

Вопрос: Пройдет ли встреча Президента России В.В.Путина и Государственного секретаря США Р.Тиллерсона? Эта информация то появляется, то опровергается. Если эта встреча состоится, о чем это будет свидетельствовать?

Ответ: Вы прекрасно знаете, что встречи Президента России комментируются сотрудниками Администрации Президента России, Пресс-службой Президента. Обратитесь к коллегам.

Вопрос: Пресс-секретарь Белого дома Шон Спейсер заявил, что единственные страны, которые не поддерживают позицию США по Сирии – это сама Сирия, КНДР, Иран и Россия. Также он сказал, что все они, за исключением России, являются несостоявшимися государствами. Не могли бы Вы прояснить, полный ли это список стран?

Ответ: Это Иран-то «несостоявшееся государство»? Можно просто посмотреть историю этой страны. Вы в состоянии купить учебник истории или какую-нибудь книгу про Иран? Ваше средство массовой информации в состоянии это сделать?

Вопрос: Да.

Ответ: Очень советую Вам отправить такой труд американскому представителю, которого Вы процитировали. Ему стоит понять, о какой стране он говорит.