Посольство:
2650 Wisconsin Ave., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 298-5700


карта
Консульский
отдел:
2641 Tunlaw Rd., NW
Washington, DC 20007
Тел: (202) 939-8907


карта
Пресс-служба:

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2016 году

17 января 2017 г.

Добрый день, уважаемые дамы и господа,

С Новым Годом, со всеми наступившими праздниками. Минувший високосный год был непростым – в дополнение к тем бедам, которые обычно выпадают на високосные годы, происходили еще и рукотворные события, которые не способствовали укреплению международной безопасности.

О том, как Россия видит свои задачи на международной арене, подробно говорится в новой редакции Концепции внешней политики страны, которая была утверждена в ноябре Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Уверен, что все, кто интересуется этой сферой деятельности нашей страны, с ней ознакомились. Международной проблематике было уделено много внимания в ходе пресс-конференции Президента России В.В.Путина (23 декабря 2016 г.), в ряде других его выступлений. Поэтому не буду подробно излагать наше видение итогов года, лучше мы оставим больше времени для вопросов и ответов.

Скажу лишь, что угрозы за истекший год не уменьшились, прежде всего, имею в виду угрозу международного терроризма, который продолжал делать свое подлое дело. От него страдали жители городов Европы, Ближнего и Среднего Востока, других стран. В результате гнусного террористического акта мы потеряли нашего Посла в Турции А.Г.Карлова. Проблема терроризма действительно приобрела системный характер. То, что до сих пор международное сообщество пока не может реально сплотиться и сформировать то, что Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая в прошлом году в ООН, назвал единым универсальным антитеррористическим фронтом, конечно же, вызывает серьезные озабоченности и сожаление.

Почему так происходит? Наверное, на то есть много причин. Мы видим, что проблема формирования общих рядов для борьбы с терроризмом, организованной преступностью, наркотрафиком и со многими другими угрозами становится системной и накладывается на базовые противоречия между объективной тенденцией формирования полицентричного мира с одной стороны, а с другой – действиями тех, кто пытается цепляться за отжившую концепцию однополярности. Я имею в виду доминирование даже не столько одного государства, сколько одной группы государств со своей системой ценностей. Мы тоже все больше и больше сталкиваемся с противоречием, которое накапливалось все последние несколько лет и очень «обнаженно» проявилось на нынешнем этапе – противоречие между тем, что лежит в основе внешней политики той или иной страны: прагматизм, хорошо и правильно понятые национальные интересы, или мессианство, стремление распространять ценности по всему миру, причем в том понимании, в котором у этой группы государств они сформировались и сложились.

Если говорить о западных и европейских ценностях, которые нам постоянно и везде приводят в пример, то скорее это не те ценности, которые исповедовали деды и прадеды европейцев, а нечто новое и уже осовремененное, я бы сказал, вседозволенное. Это ценности, которые можно охарактеризовать как постхристианские. Они коренным и принципиальнейшим образом расходятся с ценностями, которые в нашей стране столетиями передавались из поколения в поколение и которые мы хотим очень бережно хранить и передавать дальше нашим детям и внукам. Когда в центр внешнеполитических баталий выдвигается требование для нас и для многих других воспринять эти новые постхристианские западные ценности, включая вседозволенность и абсолютизацию либеральных подходов к жизни индивидуума, я считаю, что с человеческой точки зрения это неприлично, а с точки зрения профессиональных международников это является колоссальной ошибкой и абсолютно недопустимой переоценкой значения собственного влияния на международные отношения.

Идет борьба двух тенденций. Такой мессианской одержимости насаждением ценностей (был экспорт демократии, сейчас мы наблюдаем попытку экспорта ценностей) противостоит все большее желание серьезных политиков сосредоточиться на прагматичной оценке собственных интересов, на стремлении понять законные интересы других стран и вычленить совпадения подходов к тем или иным проблемам, будь то терроризм, развитие экономики, таким образом, чтобы не страдали твои собственные интересы, и так далее. Понимаете, столкновение прагматизма и мессианства во внешней политике, по-моему, сегодня добавляет новое измерение в те противоречия, которые наблюдались за последние несколько лет.

Выбор Российской Федерации хорошо известен. Мы, конечно же, не пытаемся ничего экспортировать. В истории нашей страны был опыт экспорта революции. С тех пор мы перестали этим заниматься, но дурной пример заразителен. Повторю, экспорт демократии и ценностей продолжает сеять проблемы в международных отношениях. Именно экспортом ценностей и требованием принять только европейский взгляд на вещи стартовал кризис на Украине. Экспорт демократии и ценностей привел к тому, что мы называем «арабской весной», последствия которой мы сейчас пожинаем. «Арабская весна» в свою очередь породила импорт миграции в сторону Европы. Так что экспортно-импортные операции, к сожалению, тоже имеют место и отнюдь не способствуют укреплению безопасности.

Наш выбор в пользу прагматизма, основанного на коренных интересах Российской Федерации. Эти интересы просты. Они неизменны и заключаются в том, чтобы страна жила хорошо, чтобы повышалось благосостояние наших людей, чтобы было устойчивое развитие нашей экономики и социальной сферы в условиях безопасности и в максимально благоприятных внешних обстоятельствах. На это нацелена вся наша работа. Здесь нет места какой-то идеализированной позиции, нет места для мессианства. Мы ищем совпадающие интересы со всеми, кто готов делать так, чтобы мировая экономика развивалась в интересах всех без исключения стран и народов. Мы ищем общие подходы с теми, кто понимает безальтернативность объединения усилий для борьбы с терроризмом и прочими современными угрозами, с теми, кто готов работать с нами на равноправной, взаимовыгодной основе, на основе учета интересов друг друга и выстраивания баланса таких интересов. С этих позиций мы работаем в ООН, БРИКС, «Группе двадцати», СНГ, ШОС, ОДКБ, ЕАЭС и в других многосторонних структурах. С этих же позиций выстраиваем свои отношения с партнерами и союзниками в самых разных регионах мира, будь то государства или межгосударственные интеграционные и прочие объединения. С позиций равноправия, взаимного учета интересов и взаимного уважения мы готовы выстраивать отношения с США, Евросоюзом и НАТО, повторю, без импорта ценностей, без попыток навязывать нам какие-то ценности, тем более что, как показывают последние информационные войны, эти ценности или псевдоценности уже достаточно серьезно себя дискредитировали.

Хотел бы, чтобы наш разговор был откровенным. Постарался высказать, что я ощущаю на данном этапе международной жизни. Приглашаю вас задавать вопросы.

Вопрос: Как в ходе предвыборной кампании в США, так и после нее звучали упреки во вмешательстве в этот процесс со стороны России. Как в целом изменились условия работы дипломатов в 2016 г., участились ли попытки вербовки российских дипломатов? Официальный представитель МИД России М.В.Захарова на днях упоминала об одном из таких случаев. Наблюдается ли скрытое давление на дипломатов в странах их пребывания?

С.В.Лавров: Любые дипломатические миссии могут поделиться сведениями о том, как им работается в той или иной стране. Периодически при администрации Б.Обамы мы получали жалобы о том, что Посольство США в Москве работает в невыносимых условиях: организуется слежка, Послу «перекрыли кислород», его не принимают никакие российские учреждения. Мы специально разбирались с этой ситуацией – она оказалась абсолютно противоположной. Мы провели инвентаризацию контактов, которые за один и тот же период были у Посла России в США в ответ на его просьбы, и собрали такие же данные по контактам Посла США в России в российских официальных учреждениях. Российские министерства, ведомства, парламентарии в десятки раз больше принимают Посла США, чем американцы принимают Посла Российской Федерации.

Если говорить о вербовочных подходах, то мы не предавали гласности полную статистику на этот счет, но за последние несколько лет, особенно во время второго срока работы администрации Б.Обамы, такая недружественная активность в отношении наших дипломатов нарастала. М.В.Захарова в ходе недавнего выступления по телевидению упоминала случай, когда вербовали сотрудника российского Генконсульства, который пришел к врачу забрать оплаченное лекарство для Е.М.Примакова. Надо иметь специфическую профессиональную наглость, глубокое чувство цинизма и нечистоплотности, чтобы вербовать в этой ситуации. Это не единственный случай. В апреле 2016 г. были беспрецедентные вербовочные подходы с предложением сотрудничать на уровне второго человека в Посольстве, советника-посланника. Другому нашему дипломату старшего звена американские спецслужбы, пытаясь сделать вербовочное предложение, буквально засунули в машину в его отсутствие 10 тыс. долл. с предложением о сотрудничестве. Деньги, если кто-то интересуется, были оприходованы нашей бухгалтерией и работают на благо российского государства. Имели место и совсем отвратительные эпизоды, когда два сотрудника аппарата военного атташе России в Вашингтоне в один из выходных дней обедали со своими супругами в ресторане недалеко от Вашингтона, их схватили сотрудники ФБР, заковали в наручники, допрашивали, не давали связаться с Посольством. В итоге, естественно, мы вызволили наших товарищей, но даже никаких извинений не последовало.

Что касается утверждений, будто Посольство США в Москве при Президенте Б.Обаме подвергалось каким-то «особым гонениям», то я не вижу оснований для подобных заявлений. Было несколько эпизодов, ставших достоянием гласности, поскольку американцы пытались представить их как «охоту» на дипломатов США. На самом деле на поверку все выглядит совершенно иначе. Пресекалась разведывательная деятельность американских представителей, работающих под дипломатическим прикрытием. Был известный эпизод, когда переодетый американский дипломат, в парике, с накладными бровями или чем-то еще, проникал в здание Посольства США, отказавшись предъявить свое удостоверение сотруднику безопасности, обеспечивающему контроль на входе, ударил этого сотрудника. Было и несколько других эпизодов с переодеванием дипломатов США, в том числе мужчина переодевался в женщину, потом в общественном туалете возвращал себе изначальный облик. Все это фиксировалось. Сотрудники военного атташата Посольства США очень любят ездить по нашей Родине на арендованных машинах. Соответственно, у них нет дипломатических номеров, на них обычные российские номера – так меньше шансов быть замеченными. Они ездят по Калининградской, Ленинградской, Мурманской, Воронежской областям, многократно были замечены в Новороссийске, Чеченской Республике, исколесили буквально все вдоль и поперек границы с Донбассом. Мы уже не говорим о том, что помимо шпионажа, дипломаты Посольства США многократно были замечены участвующими в антиправительственных, несанкционированных митингах нашей оппозиции, в том числе в переодетом виде. Делайте выводы сами.

Однажды я уже говорил на эту тему. В ноябре 1933 г. происходит восстановление дипломатических отношений между нашей страной и США. Нарком иностранных дел М.М.Литвинов обменивается с Президентом США Ф.Рузвельтом официальными нотами, в которых, помимо фиксации самого факта установления дипломатических отношений, записано, подчеркиваю, по настоянию США, что каждая из сторон имеет право устраивать свою жизнь по собственному разумению, обязуется не вмешиваться в дела другой стороны и удерживать все организации под своим контролем от действий, способных угрожать спокойствию, благополучию и безопасности другой договаривающейся стороны, включая ведение агитации с целью изменения политического и социального строя. Это почти цитата. Повторю, она была включена в документы об установлении дипотношений между СССР и США по настоянию Вашингтона.

В 2012 г. задолго до Украины и того, как нас стали обвинять во вмешательстве в сирийские дела и в прочих грехах, тогда уже началась пропагандистская атака на Россию, нашу внешнюю политику и внутренние дела, на политическом внутреннем поле России активно работали различные структуры, включая «Агентство международного развития». В ходе одного из наших контактов я предложил Госсекретарю США Х.Клинтон воспроизвести на бумаге приверженность тем самым принципам, которые по настоянию Ф.Рузвельта были зафиксированы в качестве основы отношений между нашими странами. Она вежливо ушла от этого разговора. Через год Госсекретарем стал Дж.Керри, и я предлагал то же самое ему. Он тоже не проявил большого энтузиазма по этому поводу. Делайте выводы и не забудьте, что обязательство не вести какую-либо агитацию с целью изменения политического и социального строя, записанное по настоянию США, нарушается грубейшим образом, в том числе принятым пару лет назад в Конгрессе США законом о поддержке Украины, в котором Госдепартаменту и спецслужбам прямо предписывается насаждать в России демократию, как ее понимают американцы. Это к слову о договороспособности и о том, как нужно уважать международное право и помнить, что подписанный и не дезавуированный документ является твоим святым обязательством.

Получилось долго. Но США, правда, много делают, хотя это и не всё.

Вопрос: Существует много прогнозов, деклараций, надежд на то, что российско-американские отношения улучшатся с приходом Д.Трампа. Если это сбудется, то как повлияет на разрешение сирийского кризиса?

С.В.Лавров: Вопрос, вроде, задан коротко, но одной фразой не ответишь.

Во-первых, мы реалисты и, конечно, следим за тем, как новая администрация США готовится к вступлению в свои права. Я бы не стал впадать ни в одну, ни в другую крайность. Сейчас в СМИ и политологическом обществе очень много прогнозов и спекуляций: одни захлебываются от восторга, другие говорят, что нечего радоваться и ничего не изменится. Сейчас совершенно бессмысленно об этом говорить. Только когда все рассядутся по своим местам в новой администрации и начнется практическая официальная работа, тогда и станет понятно, как будут выстраиваться отношения между США и окружающим миром. Я специально говорю «окружающим миром», поскольку у Д.Трампа особые взгляды. Они существенно отличаются от взглядов его предшественников – не только демократов, но и республиканцев, и в их основе коренной интерес США, как Д.Трамп его представляет. Если мы слышим, что во внешней политике самым главным для него будет борьба с терроризмом, то мы, конечно, можем это только приветствовать. Это именно то, чего до сих пор не хватало нашим американским партнерам. Вроде бы, на словах на каких-то переговорных площадках они работали с нами и другими странами, вырабатывали документы, но по сути дела обманули нас, когда обязались отмежевать умеренную оппозицию от «Джабхат ан-Нусры», всячески ее щадили, выводили из-под ударов. Как выяснилось из недавно утекшей записи встречи Дж.Керри с сирийскими оппозиционерами несколько лет назад, ИГИЛ также рассматривался США как приемлемая сила для ослабления позиции Б.Асада.

То, что мы слышим от Д.Трампа и его команды, говорит о том, что у них другой подход и они не будут прибегать к двойным стандартам, чтобы использовать борьбу с терроризмом для достижения не относящихся к этой задаче целей. То, что Д.Трамп говорит о желании сосредоточиться на интересах США в сфере безопасности, на интересах страны в том, что касается создания благоприятных условий для американского бизнеса – это ровно то, чем руководствуется Президент России В.В.Путин, определяя основные направления внешней политики Российской Федерации.

Отмечу еще одну тему, которую периодически затрагивает Д.Трамп. Он хочет, чтобы каждая страна сама отвечала за собственное развитие. Это тоже перекликается с нашим подходом. Мы выступаем за то, чтобы все были самостоятельны, чтобы в мире было меньше иждивенчества и больше уважения к законным, легитимным интересам каждого государства. После того, как Д.Трамп назвал борьбу с терроризмом своим главным внешнеполитическим приоритетом, как я слышал, конечно, я надеюсь, что наше взаимодействие по сирийскому кризису, как и по другим проблемам, связанным с борьбой с террором, будет более эффективным, нежели с администрацией Б.Обамы. Разумеется, мы сможем начать официально согласовывать возможные пути взаимодействия по борьбе с терроризмом в Сирии только после вступления в должность президента, его госсекретаря, министра обороны, представителей разведки, спецслужб. На готовящуюся по инициативе России, Турции и Ирана встречу в Астане между теми вооруженными группировками, которые подписали договоренность о прекращении огня 29 декабря, и Правительством Сирии (как вы знаете, эта договоренность была одобрена СБ ООН, а Москва, Анкара и Тегеран выступают ее гарантами и готовят сейчас встречу в Астане) считаем правильным пригласить (о чем я говорил уже давно, когда министры иностранных дел России, Турции и Ирана встречались в Москве 20 декабря) представителей ООН и новой администрации США, учитывая, что встреча будет проходить 23 января, как это сейчас намечено.

Рассчитываем, что новая администрация сможет принять это приглашение и будет представлена своими экспертами на любом уровне, который посчитает возможным. Это будет первый уже официальный контакт, в ходе которого можно будет начать обсуждать повышение эффективности борьбы с терроризмом в Сирии. Не будем забывать, что Россия и США создали и возглавили в качестве сопредседателей Международную группу поддержки Сирии (МГПС), которую никто не распускал. У нее есть две целевые группы: по гуманитарным вопросам и по контролю за прекращением боевых действий. Вполне реально вдохнуть новую жизнь в деятельность этих механизмов, учитывая, что новая администрация США, по ее заявлениям, нацелена на борьбу с террором всерьез, а не как это было до сих пор до нее.

Вопрос: Как Вы относитесь к тому, что у российско-эстонской границы сейчас появляются войска НАТО?

С.В.Лавров: Все это плохо, и, думаю, никому не нужно. Если силовые структуры НАТО не видят себе иного применения, кроме как в Эстонии, на границе с Россией, тогда разведка у них работает плохо, и они не представляют, что происходит в других частях и зонах ответственности НАТО.

Вопрос: На днях Д.Трамп в интервью заявил, что в принципе готов рассматривать сделку по схеме «отмена антироссийских санкций в обмен на ядерное разоружение». Что Вы думаете по этому поводу за исключением того, что надо подождать, пока случится инаугурация?


С.В.Лавров
: Я, как Вы понимаете, не хочу и не вправе интерпретировать то, что сказал Д.Трамп в интервью. Но я услышал в его фразе, на которую вы сослались, несколько иной смысл, чем в нее сейчас вкладывает большинство обозревателей и комментаторов. Он сказал (как я это услышал), что будет думать над тем, что делать с санкциями. Это одна часть фразы. Вторая часть гласила, что если с Россией можно делать общеполезные дела, то надо найти выход из этой ситуации. В третьей части говорилось, что среди полезных дел он видит дальнейшие шаги в области ядерного разоружения. Я здесь не увидел предложения разоружаться в обмен на снятие санкций.

Что касается темы ядерного оружия, стратегической стабильности, ядерного и вообще стратегического паритета, то она является одной из ключевых в отношениях между Россией и США. Для меня вполне понятно, что избранный президент, говоря о России, упомянул о ядерных арсеналах. Я убежден, что и для нас одной из приоритетных задач будет возобновление диалога по стратегической стабильности с Вашингтоном, который, как и все остальное, был разрушен администрацией Б.Обамы, «разбившей столько горшков» и развалившей столько полезных механизмов, что и не сосчитать. Хотя администрация Б.Обамы в последнюю неделю, «на издыхании» пыталась предложить нам возобновить диалог по стратегической стабильности. Поскольку мы люди вежливые, мы не стали отказываться и даже провели встречу. Но, конечно, основной разговор у нас предстоит с администрацией Д.Трампа.

Мы должны прекрасно понимать, что, говоря о международной безопасности и о тех шагах, которые нужно сделать, чтобы сокращать материальные угрозы этой безопасности, необходимо иметь в виду и учитывать все без исключения факторы, которые влияют на стратегическую стабильность, а таковых, помимо ядерного оружия, накапливается уже немало. Это неядерные стратегические, в том числе и гиперзвуковые вооружения, которые способны доставать любую точку земного шара за один час без всяких ядерных боеголовок. Если это у вас есть, то вам, может, и ядерное оружие не нужно. Во-вторых, это, конечно, программа противоракетной обороны (ПРО), которая меняет стратегический баланс. Здесь необходимо договариваться, чтобы сделать так, чтобы эти изменения стратегического баланса не привели к дестабилизации обстановки. Это, конечно, еще и такой фактор, влияющий на стратегическую стабильность, как планы, по крайней мере, нынешней (как и предыдущих) администрации США, вывести оружие в космос, а также целый ряд других факторов, в том числе отказ американцев ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Весь этот пакет (возможно, я что-то еще забыл), влияет на то, как обеспечивается в мире стратегический баланс, паритет. Мы будем готовы, как только американская администрация вступит в свои права и подготовится со своей стороны встречаться, разговаривать по-деловому, ощущая ответственность перед народами наших стран и перед народами всего остального мира.

Вопрос: Многие считают необходимым, чтобы лидеры двух сверхдержав — Д.Трамп и В.Путин — встретились, чего давно не было. Довольно уважаемое издание «Сандэй Таймс» написало в воскресение о том, что встреча состоится в Рейкьявике, между Москвой и Вашингтоном. Как бы Вы могли прокомментировать данную информацию?

С.В.Лавров
: Так же, как ее комментировали в Вашингтоне и Москве — она не соответствует действительности. Таких контактов для обсуждения подобных планов просто не было.

Вопрос (перевод с английского): Несколько дней назад Д.Трамп говорил о санкциях и о ядерном оружии. Похоже, что он увязывает между собой эти две темы. Вы готовы к «большой сделке» с Д.Трампом по этим вопросам?

Какое послание направит Россия не Д.Трампу или новой американской администрации, а США после инаугурации нового президента?

С.В.Лавров
: Я в некотором замешательстве, потому что я, по-моему, на оба этих вопроса уже ответил, на первый точно. Я рассказал, как я вижу наши отношения в том, что касается стратегической стабильности, и что я услышал от Д.Трампа, когда он говорил о трех вещах: о необходимости разобраться с санкциями, о необходимости видеть позитивные сферы взаимодействия с Россией и о том, что одной из таких сфер может быть диалог по стратегическим ядерным вооружениям. Здесь я не увидел никакой предложенной сделки «разоружение в обмен на санкции».

Что касается наших посланий Америке. Мы желаем американскому народу процветания, как и любому другому народу. Как я уже говорил сегодня, мы понимаем Д.Трампа, когда он хочет именно на этом сконцентрировать свою деятельность внутри и вне страны. Если то, что говорит Д.Трамп и его команда о России, о готовности искать с Россией совместные подходы к решению общих для нас проблем, к преодолению общих для нас угроз, если это позиция новой администрации, то мы ответим взаимностью. Об этом уже не раз говорил Президент России В.В.Путин. Наша позиция не зависит от того, кто стоит у руководства той или иной страны, мы готовы сотрудничать со всеми, кто готов делать это на основе равноправия и взаимного учета интересов.

Вопрос: Вы сегодня неоднократно вспоминали слова Президента России В.В.Путина. Среди прочего, он говорил о том, что Россия никогда не скрывала, что отправляла людей решать военные вопросы в Донбасс, а так же, что Россия вынуждена защищать русскоязычное население в Донбассе и Крыму. Могли бы Вы уточнить, где это записано в Минских соглашениях и Будапештском меморандуме? На какие изменения позиции по оккупированным Донбассу и Крыму готова Российская Федерация при новой администрации США?

С.В.Лавров: Не могли бы Вы повторить последний вопрос?

Вопрос: На какие изменения позиции по оккупированным Донбассу и Крыму готова Россия при новой американской администрации?

С.В.Лавров: Вы опытный журналист. Наверное, правильно было бы спросить, готова ли Россия на какие-то изменения, а не на какие изменения Россия готова.

Вопрос: Готова ли Россия на какие-то изменения по оккупированным Донбассу и Крыму при новой администрации США?

С.В.Лавров: Что касается первого вопроса, то мы уже на раз обсуждали эти аргументы, соотношения между тем, что происходило, и обязательствами Украины в т.ч. по Будапештскому меморандуму. Напомню еще раз, Будапештский меморандум содержит одно-единственное юридическое обязательство России, США и Великобритании, которое заключается в том, что против Украины, которая освободилась от ядерного оружия, не будет применена сила с использованием ядерного оружия. Это единственное юридическое обязательство 1994 г., закрепленное в Будапештском меморандуме. Вместе с тем, конечно, в этом протоколе есть и политические обязательства, которые заключаются в том, что все мы хотим, будем и должны уважать суверенитет, территориальную целостность и независимость украинского государства. Все это абсолютно соответствует нашей позиции. Единственное, чего нет в Будапештском меморандуме, это обязательства или обязанности России или кого бы то ни было еще соглашаться с результатами антиконституционного вооруженного государственного переворота, авторы которого первой своей акцией провозгласили борьбу с русским языком и русскими в Крыму. Я цитирую бывшего лидера «Правого сектора» Д.Яроша, который сказал, что «русский в Крыму должен быть изгнан или уничтожен». С такими политическими изменениями на Украине под руководством подобного рода деятелей никто не обязывался соглашаться. Пойдя на подрыв договоренностей от 20 февраля 2014 года, будучи не в состоянии обеспечить обязательства по формированию правительства национального единства под гарантии Франции, Польши и Германии, украинские путчисты сами грубейшим образом нарушили положения Будапештского меморандума о необходимости свято уважать суверенитет и территориальную целостность украинского государства.

Что касается Минских договоренностей, то у меня нет каких-либо намерений их переписывать. Они закреплены единогласно принятой резолюцией Совета Безопасности ООН. Я не слышал, чтобы Франция или Германия как страны-участницы «нормандского формата» или Донецк или Луганск как участники Контактной группы предлагали поменять эти договоренности. Наоборот, все мировое сообщество беспрестанно повторяет, что альтернативы Минским договоренностям не существует. Действительно, на Украине из политологических и официальных кругов на очень высоком уровне звучат заявления, что никто не собирается выполнять эти договоренности, что их нужно переписать, подключить к урегулированию США в дополнение к «нормандскому формату». Мы это слышим достаточно давно, еще со времен заключения этих договоренностей. Администрация Президента США Б.Обамы пыталась поддержать их выполнение. Кстати, это было небесполезным усилием, однако, в конечном итоге ни к чему это не привело. Я не слышал, чтобы администрация Д.Трампа заявляла о необходимости «похоронить» Минские договоренности и решить проблему кризиса на востоке Украины каким-то иным способом. У нас даже не возникает необходимости размышлять на эту тему.

Вопрос: Вопрос касается ряда историй, которые появляются с недавних пор в некоторых уважаемых, я бы даже сказал, ведущих западных СМИ. Например, сообщения о компромате на избранного президента США Д.Трампа. Их абсурдность признали уже многие в Америке, в т.ч. члены разведывательного сообщества. Казалось бы, как говорится, «проехали», но буквально вчера в прайм-тайм телеканал «Би-би-си» показал документальный фильм, где т.н. московскому досье было уделено более десяти минут. В этом зале немецкий коллега уже произнес слово «хакеры». Создается ощущение, что в Германии российские хакеры и российская пропаганда становятся тем, что в английском называют «словами на слуху» (англ. «buzzwords»). К примеру, немецкие СМИ в качестве страшилок и доказательств, насколько страшна российская пропаганда, недавно реанимировали историю о девочке Лизе. Не является ли все это звеньями одной цепи? Кто или что стоит за этим?

С.В.Лавров: Я уже касался этой темы. Это такие судороги, которые опираются на гораздо более широкий контекст, нежели просто на желание «стравить» Д.Трампа и Россию. Это судороги тех, кто понимает, что их время на данном этапе истекает, что уже не будет получаться абсолютно безоглядно продвигать свои либеральные ценности, ценности вседозволенности в быту, в личной жизни и во внешней политике. Серьезные люди хотят заниматься не этим действом ради удовлетворения собственного эго, а проблемами своих стран и своих народов. Проходит время внешнеполитических демагогов. Это обидно, поэтому фабрикуются всякие фейки. Я не знаю, можно ли сказать по-русски «фабриковать фейк». Фейки изобретаются? Все это делается очень просто: сначала кто-то из официальных кругов сбрасывает какой-нибудь фейк в СМИ, делаются т.н. «сливы». Затем эти «сливы» раскручиваются в СМИ, обретают широкое хождение, а потом комментируются теми же официальными лицами как данность. Мы наблюдаем это на многочисленных примерах. Это касается и девочки, о которой Вы упомянули, и т.н. «Белых касок», которых «Би-би-си» едва не номинировало (если уже не номинировало) на Нобелевскую премию. Потом появилось видео, показывающее, как эти «Белые каски» инсценируют все эти ужасы, которые они потом рассылали по всем телеканалам и через Интернет. Это касается истерики, которую закатывали наши западные коллеги в Совете Безопасности ООН, требуя, чтобы мы заставили сирийское Правительство пропустить в Восточный Алеппо колонну с медикаментами и медицинскими изделиями. Когда Восточный Алеппо освободили, там на складах у боевиков обнаружилось столько медикаментов, что и не снилось Западному Алеппо, который уже давно был в руках правительственных сил. По поводу этого вранья с «Белыми касками» и ситуации с медикаментами в Восточном Алеппо мы сейчас официально сделали запрос в Секретариат ООН и другие международные структуры. И тот, и другой фактор использовались для демонизации Президента САР Б.Асада и демонизации тех, кто помогает ему бороться с террористами.

Я знал что этот вопрос будет задан. Говоря о вранье, я специально взял с собой одну цитату. В эфире Русской службы «Голоса Америки» репортер Д.Гальперович 9 января с.г. сказал, что заявления руководителей разведки США, обвинивших власти России в причастности к хакерским атакам в России, не были прокомментированы никем из тех, кто обычно делает такие комментарии по долгу службы: якобы ни Кремль, ни МИД, ни руководители комитетов обеих палат парламента не сделали ни одного заявления относительно обвинений из Вашингтона. Вот такую «правду» несет «Голос Америки». На самом деле он врет. К тому времени, как Д.Гальперович делал подобные заявления, выступил и пресс-секретарь Президента России Д.С.Песков, и официальный представитель МИД России М.В.Захарова, и представители комитетов по иностранным делам Федерального Собрания России. Вот эта туфта, извините за грубое слово, выдается через радиослужбу, которую финансирует Государственный департамент США.

Наверное, кому-то хотелось бы забыть о том, что Э.Сноуден рассказал еще три года назад: как АНБ США взламывало т/к «Аль-Джазира», систему бронирования билетов ПАО «Аэрофлот», внутреннюю видеоконференцсвязь ООН, напрямую прослушивало Президента Франции Ф.Олланда, Федерального канцлера ФРГ А.Меркель, руководство ЕС. Наверное, хочется, чтобы это было поскорее забыто. Вспомните об этом, напомните своим читателям, что эти эпизоды, ставшие известными и которые подтверждаются фактами, прошли как-то незамеченными теми, кто сейчас кричит на основе туфты и вранья о том, что Россия представляет собой киберугрозу.